Вторая жизнь старого кресла – обновляем цвет обивки

Особенности реставрации кресел

Сразу отмечу, что несмотря на то, что все работы можно без проблем провести своими руками, процесс этот не самый простой, и если вы сомневаетесь в своих силах или не располагаете достаточным временем, чтобы провести реставрацию, то лучше поручить этот процесс специалистам.

Что касается особенностей восстановления, то они таковы:

  • В первую очередь восстанавливается функционал. Все повреждения конструкции, разболтанные соединения и другие подобные проблемы легко устранить, если знать, как правильно проводить работы. В этом случае очень важно правильно определить все проблемы, чтобы делать именно то, что требует вашего вмешательства.
  • Также восстанавливается и внешний вид. На этом этапе обновляется обивка, а также все деревянные элементы, которые расположены снаружи и со временем изнашиваются. Эта часть работ более ответственная с той точки зрения, что результат виден всем, и если вы сделаете все не лучшим образом, то придется переделывать работу заново.
  • Если все сделать правильно, то восстановленное кресло будет не хуже нового. А в ряде случаев даже лучше, так как раньше мебель делали намного прочнее и не экономили материалы. По этой причине имеет смысл потратить время и восстановить кресло, которое прослужило уже немало.

Пример того, как преображается восстановленное кресло


Пример того, как преображается восстановленное кресло

Разборка изделия

Прежде чем обшить старое кресло, нужно разобрать его на отдельные части. Если опыта в сборке подобных моделей нет, рекомендуется фиксировать процесс на бумаге или в виде фотоотчета. Тогда проблем со сборкой на заключительном этапе не возникнет. Разборка сводится к следующему алгоритму:

  • демонтируют все декоративные элементы;
  • переворачивают изделие, снимают ножки;
  • вынимают крепеж, откручивают винты и достают гвозди;
  • вытаскивают старые скобы;
  • снимают дно.

Откручивают постепенно все части конструкции. Ткань снимают аккуратно, чтобы она послужила выкройкой для новой обивки. Самостоятельная обивка может стать частью реставрационных работ. На этом этапе можно заменить прогнившие, испорченные детали, починить поврежденные участки.

Хороший наполнитель можно не трогать, но деформированный придется демонтировать. Плоской отверткой вынимают скобы и снимают поролон. Если он приклеен, осторожно срезают слоями. Весь мусор, непригодный материал разбирают по пакетам, чтобы не засорять рабочее пространство.

Прежде чем продолжать работу, изделие очищают от пыли, меняют поврежденную фурнитуру. При необходимости покрывают конструкцию защитными составами.

Если перетягивать предстоит офисное кресло, процедура не меняется. Изначально снимают все детали и декор, демонтируют спинку и дно. Снимают обивку, вынимают наполнитель. Разница только в конструкции.


Пошаговая инструкция – это полноценное руководство к действию. Перед началом работ следует прочитать ее до конца, затем организовать инструментарий. После завершения работ изделие можно декорировать по своему вкусу.

Личная жизнь

Впервые женился еще в юности в 1982 году,на девушке по имени Екатерина.

Второй женой через три года стала Елена, от которой родилась дочь Мария. Этот брак длился довольно долго, хотя супруги вместе не проживали.

С Наташей Сенчуковой познакомился еще в 1990 году, а поженились они только через восемь лет. Через год после свадьбы у них родился сын Василий.


Иногда хозяева сдают его под проведение свадеб и юбилеев.

Дача на воде Рыбина и Сенчуковой

Есть у семьи артистов и постоянный дом, который находится под Москвой. В то время как всё местное население по пятницам выезжает за город отдыхать, Рыбин всей семьёй едут в столицу на своём теплоходе. «Ни тебе пробок, ни проблем, дорога абсолютно чистая!» — говорит певец.

На борту теплохода сразу ощущается особый комфорт и домашний уют. Артисты приезжают на дачу не только по праздникам, но и в свободное от гастролей время. Внутри все устроено для комфортного быта:

  • во всех помещениях установлен климат-контроль;
  • практически во всех каютах есть телевизоры;
  • везде есть спутниковые телефоны, поскольку мобильная связь не везде бывает доступной;
  • оборудована комната для проведения чайных церемоний, доступ в которую имеют только близкие друзья;
  • обустроен диско-зал;
  • оборудована даже детская комната на случай, если гости приедут с малышами;
  • в ресторане поместится компания около 80 человек.

Внутри теплохода провели масштабные реставрационные работы стоимостью около миллиона долларов. Весь интерьер времён 70-х годов прошлого века. Он сохранён вплоть до граммофона и старинной радиолы. Сегодня уже трудно поверить, что этот сверкающий остров был когда-то практически списан в утиль.

Плавучий дом Виктора Рыбина

Этот дом Виктора Рыбина и его супруги Натальи Сенчуковой найти не так-то просто. Дело в том, что он не имеет ни номера, ни улицы – только порт приписки. Нынешний его адрес – Московский речной вокзал. Здесь у причала стоит шикарный теплоход «М. В. Ломоносов». Это и есть их дом.

Но сегодня он – в Москве, а завтра может оказаться в Нижнем Новгороде, а послезавтра – где-нибудь в Самаре или даже Саратове. Это очень удобно – считают хозяева. На борту Тяга Рыбина к воде объясняется не только фамилией. Он учился на моряка, служил на флоте и даже имеет диплом инженера по эксплуатации корабельных установок. И если бы страсть к морю пересилила, мы так никогда и не услышали бы ни «Страну Лимонию», ни «Привет с большого бодуна». Но Рыбин нашел возможность примирить обе эти страсти. Теперь он и известный артист, и командир целой флотилии! А его красавица жена Наталья Сенчукова, нежно подпевающая всей стране и своему мужу: «Давай пойдем с тобой туда, где тихо плещется вода. » – его первая помощница и на сцене, и на корабле. На борту теплохода «М. В. Ломоносов» с первых шагов понимаешь, что это не только корабль, но и дом – во всем ощущается какой-то особый домашний уют. – Это наша дача, – говорит Наталья. – Сюда мы приезжаем на выходные из загородного дома, здесь отмечаем праздники. Тут у нас все по последнему слову техники: во всех каютах – климат-контроль, радио, телевизоры, спутниковые телефоны. Диско-бар, ресторан на 80 человек, чайный салон. Есть даже детская комната. – Все на выходные из Москвы едут, – смеется Виктор, – а мы в Москву. И пробок никаких! – Виктор давно мечтал приобрести большой корабль, – говорит Наталья. – Вот мечта и осуществилась. – Когда мы увидели этот теплоход, – рассказывает Виктор, – то сначала были в шоке. Он ведь 1962 года постройки – мой ровесник. Но мы все-таки купили его и начали здесь все ломать. Ломали несколько месяцев. И все сделали по-своему. А официальное его открытие состоялось только летом этого года. Действительно, сейчас трудно поверить, что этот шикарный сверкающий теплоход, отделанный внутри красным деревом, с кожаными диванами, мягкими коврами в каютах, когда-то был ржавой посудиной. – А кто занимался дизайном? – Дизайн разрабатывали сами: смотрели журналы, с кем-то советовались. Дизайнеры нам не подходят, – объясняет Виктор, – потому что это же не квартира – здесь надо учитывать корабельные правила. Например, нельзя трубы закрывать какими-то панелями – то есть надо вписать их в интерьер. Мы находимся в диско-баре, оформленном в черно-серых тонах: стены, потолок и пол: простите, это же корабль, а значит – переборки, подволок и палуба. Мягкие кожаные диваны. Яркими акцентами здесь стали дизайнерские подарки: желтые и оранжевые подушки, белоснежные ковры, светильники с разноцветными полосатыми абажурами, цветные коврики под барными стульями. Диско-бар получился очень современным и в то же время по-домашнему уютным. Здесь, на теплоходе, везде ощущаешь домашний уют. Особенно там, где обитают хозяева этого судна. Личные покои Наталья и Виктор пускают нас в святая святых – личные покои. Здесь господствуют теплые тона, дерево и мягкие ткани. – Вот здесь – кабинет Виктора, – рассказывает Наталья. – Здесь же на диване спит наш сын Вася, а за этим столом уроки учит, когда заезжаем сюда в будни. Васе здесь очень нравится – он так не хочет уезжать отсюда домой! Как, впрочем, и другие дети наших гостей – все они всегда говорят, что хотели бы жить на корабле. Конечно, им здесь есть где разгуляться и даже где разбежаться – от кормы до носа 78 метров! На полках шкафов – красивые модели парусных кораблей, всякие забавные человечки, сувениры. В мастер-каюте Наталья сыграла нам на пианино. Посредине – большой стол, за ним супруги обсуждают дела за чашкой чая. Здесь же, у огромного глобуса, решают: куда бы сплавать в очередной раз? Владельцы теплохода «М.В. Ломоносов» очень любят бывать на природе, любят прогулки по Москве-реке, но временами совершают и «дальние плавания». – Мы летом с нашими друзьями Геной Ветровым, Юрой Гальцевым, Сережей Дроботенко и Леной Воробей ходили по Волге и Дону до Ростова-на-Дону, – рассказывает Рыбин. – Так весело мы еще не отдыхали! Даже и не заметили, как пол-России проплыли. А вот и спальня. Но отдыхать на большой шикарной кровати могут только хозяева – гостей размещают в других помещениях. Благо есть где: кроме мастер-каюты, на корабле две каюты люкс, шесть полулюксов, десять кают первого класса, шесть четырехместных кают второго класса. – А кто напьется, спит в диско-баре, – шутит Виктор. И тут – как-то кстати – у него звонит мобильный телефон – вернее, вместо звонка голос хозяина поет: «Привет с большого бодуна. » Русские буржуи – Любимое наше место на теплоходе – это верхняя палуба, – говорит Наталья. – Летом мы там загораем, а в прохладное время года просто любуемся берегами, городами, мимо которых плывем. – А еще – видим московские «пробки» и радуемся, что мы на корабле, а не в машине, – добавляет Виктор. – А чем вы угощаете гостей? – Любимые блюда наших посетителей – это борщ, пирожки, вареники, лапша. Мы не приверженцы какой-то особо изысканной еды. Любим разные национальные кухни. Итальянскую еду, например, можем есть бесконечно! – Речных гадов едим, – добавляет Наталья. – Когда мы были в гостях у итальянского друга Доминика, – рассказывает Виктор, – он возил нас на своей яхте на Эльбу. Он богатый человек, один из совладельцев компании, которая выпускает знаменитые яхты «Ферретти». Мы его в шутку буржуем называли. Показали ему наши фотографии: «Посмотри, у нас тоже есть свой плавучий дом». И он приехал сюда на день рождения Наташи. Доминик пожил у нас и говорит: «Вот вы – буржуи, а я – нет!» Да, мы можем побуржуйствовать у себя на теплоходе. Но недолго – дня три – четыре, а потом – домой, за работу. – Так теплоходы – это для вас удовольствие или бизнес? – Это хобби, – говорит Виктор. – Вот Роман Абрамович, например, коллекционирует яхты. А мы коллекционируем речные теплоходы. Нам интересен процесс: когда из старой дырявой калоши получается красавец-корабль. Мы новый не можем купить, потому что очень дорого – покупаем старые. Есть утопленные, которые по несколько лет под водой пролежали. Один из них, который мы назвали «Дюна», например, десять лет провел в Крылатском в «подводном положении». Мы его со дна достали и, можно сказать, заново построили. Так вот и работаем: достаем из воды раритет и реставрируем. Это большая работа и трудная. Но это очень интересно, и результат всегда налицо! – У вас на теплоходе вывеска: «Гостиница»: – Это обманка. Здесь живут наши приятели, знакомые, которые приезжают из других городов. Мы сдаем каюты в редких, исключительных случаях, за большие деньги – можно сказать, только избранным. Красавец «М. В. Ломоносов» – это «флагманский корабль Рыбинской флотилии. А всего у Рыбина-Сенчуковой – три теплохода водоизмещением двадцать, сорок пять и восемьдесят тонн. – Мы занимаемся музыкой, даем концерты и на эти деньги содержим нашу судоходную компанию, – объясняет Наташа. Напоследок задаю хозяевам традиционный вопрос – про творческие планы. – Творческие планы у нас есть, – улыбается Виктор. – Причем далекоидущие. А конкретно – собираемся следующим летом пройти по Дунаю. От Черного моря вверх – по всей Европе.

Читайте также:  18 предметов, которые должны быть в маленькой квартире

Этот дом Виктора Рыбина и его супруги Натальи Сенчуковой найти не так-то просто. Дело в том, что он не имеет ни номера, ни улицы – только порт приписки. Нынешний его адрес – Московский речной вокзал. Здесь у причала стоит шикарный теплоход «М. В. Ломоносов». Это и есть их дом.

как живут «звёзды»

А вот и спальня. Но отдыхать на большой шикарной кровати могут только хозяева — гостей размещают в других помещениях. Благо, есть где: кроме мастер-каюты на корабле две каюты-люкс, шесть полулюксов, десять кают первого класса, шесть четырехместных кают второго класса.

Дом в Долгопрудном

Певец и композитор Виктор Рыбин, основатель группы «Дюна», и его жена певица Наталья Сенчукова, – одна из самых крепких семей в российском шоу-бизнесе. Только официальному браку музыкантов уже 21 год, а ведь до свадьбы, по слухам, у звезд был роман на протяжении еще восьми лет.

Наталья и Виктор уже много лет назад, в начале «нулевых» построили дом в подмосковном Долгопрудном.

Как рассказал певец журналистам, впервые показывая свой дом, он всю жизнь провел в Долгопрудном, здесь родился и вырос, поэтому для него не стояло вопроса, где выбирать участок под стройку. Особенно с учетом того, что в столице место для дома найти нереально.

В детстве Виктору Рыбину пришлось жить в достаточно скромных условиях. Певец вырос в коммунальной квартире. В комнате, где жили его мама, тетя и он, проживали также две козы: они давали молоко.

Позже семья перебралась в двухкомнатную хрущевку, где Виктор жил вплоть до того времени, как группы «Дюна» взлетела на пик популярности и начала приносить хороший доход.

После этого Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова выстроили в Долгопрудном трехэтажный особняк, в который переехали их родительские семьи с двух сторон: мать Виктора, родители и брат Натальи, а также несколько домашних животных.

Здание стоит в закрытом поселке «Рыбинский проезд», неподалеку от Клязьмы, оно сделано из дерева и белого кирпича.

Изначально в особняке весь первый этаж был отдан родственникам, сами музыканты вместе с маленьким сыном и его няней жили на втором. На первом этаже также находится кухня с большой обеденной зоной, где большая семья каждый день собирается на завтрак.

Третий этаж, мансарда, разделен на несколько функциональных зон. Здесь имеются гостиная, библиотека, гардеробная, спортзал и туалетная комната с джакузи. В особняке также выделено место для репетиционной.

Виктор и Наталья свой дом не скрывают. Домашние фотографии и видео регулярно появляются в Инстаграм музыкантов.

A post shared by Шансон ТВ (@shansontv) on Dec 30, 2018 at 2:46am PST


В настоящее время в собственности у Виктора находится теплоход «М. В. Ломоносов» проекта Дунай, 1962 года постройки, вместимостью 311 человек. Лидер группы «Дюна» приобрел его за 230 тысяч долларов, продав для этого дом в Испании (которым певец владел недолго и ездил туда мало).

Плавучий дом Виктора Рыбина

Этот дом Виктора Рыбина и его супруги Натальи Сенчуковой найти непросто. Он не имеет ни номера, ни улицы – только порт приписки: Московский речной вокзал. Здесь у причала стоит шикарный теплоход “М.В. Ломоносов”. Это и есть их дом. Но сегодня он – в Москве, завтра может оказаться в Нижнем Новгороде, а послезавтра – где-нибудь в Самаре или даже в Саратове. Тяга Рыбина к воде объясняется не только фамилией. Он учился на моряка, служил на флоте и даже имеет диплом инженера по эксплуатации корабельных установок. И если бы страсть к морю пересилила, мы так никогда и не услышали бы ни “Страну Лимонию”, ни “Привет с большого бодуна”.

– Это наша дача, – говорит про теплоход “М.В. Ломоносов” Наталья. – Сюда мы приезжаем на выходные из загородного дома, здесь отмечаем праздники. Тут у нас все по последнему слову техники: во всех каютах – климат-контроль, радио, телевизоры, спутниковые телефоны. Диско-бар, ресторан на 80 человек, чайный салон. Есть детская комната.

– Все на выходные из Москвы едут, – смеется Виктор, – а мы в Москву. И пробок никаких!

– Когда мы увидели этот теплоход, – рассказывает Виктор, – сначала были в шоке. Он ведь 1962 года постройки – мой ровесник. Но мы все-таки купили его и начали здесь все ломать. Ломали несколько месяцев. И все сделали по-своему. Официальное его открытие состоялось только этим летом.

Действительно, сейчас трудно поверить, что этот шикарный сверкающий теплоход, отделанный внутри красным деревом, с кожаными диванами, мягкими коврами в каютах, когда-то был ржавой посудиной.

– А кто занимался дизайном?

– Дизайн разрабатывали сами: смотрели журналы, с кем-то советовались. Дизайнеры нам не подходят, – объясняет Виктор, – потому что это же не квартира – здесь надо учитывать корабельные правила. Например, нельзя трубы закрывать какими-то панелями – то есть надо вписать их в интерьер. Все, что здесь есть от дизайнеров, – черепашка, подушки и блюдца. Это были подарки от них, когда они попросили провести здесь съемку.

Мы находимся в диско-баре, оформленном в черно-серых тонах: стены, потолок и пол: Простите, это же корабль, а значит – переборки, подволок и палуба. Мягкие кожаные диваны. Яркими акцентами здесь стали те самые дизайнерские подарки: желтые и оранжевые подушки, белоснежные ковры, светильники с разноцветными полосатыми абажурами, цветные коврики под барными стульями. Диско-бар получился современным и в то же время по-домашнему уютным.

Личные покои

Наталья и Виктор пускают нас в личные покои. Здесь теплые тона, дерево и мягкие ткани.

– Вот кабинет Виктора, – рассказывает Наталья. – Здесь же на диване спит наш сын Вася, а за этим столом уроки учит, когда заезжаем сюда в будни. Васе здесь очень нравится – он так не хочет уезжать отсюда домой! Как, впрочем, и другие дети наших гостей: они всегда говорят, что хотели бы жить на корабле. Конечно, им здесь есть где разгуляться и даже где разбежаться: от кормы до носа 78 метров!

На полках шкафов – красивые модели парусных кораблей, всякие забавные человечки, сувениры.

В мастер-каюте Наталья сыграла нам на пианино. Посредине – большой стол, за ним супруги обсуждают дела за чашкой чая. Здесь же, у огромного глобуса, решают, куда бы сплавать в очередной раз. Владельцы теплохода “М.В. Ломоносов” очень любят бывать на природе, любят прогулки по Москве-реке, но временами совершают и “дальние плавания”.

– Мы летом с нашими друзьями Геной Ветровым, Юрой Гальцевым, Сережей Дроботенко и Леной Воробей ходили по Волге и Дону до Ростова-на-Дону, – рассказывает Рыбин. – Так весело мы еще никогда не отдыхали! Даже и не заметили, как пол-России проплыли.

А вот и спальня. Но отдыхать на большой шикарной кровати могут только хозяева – гостей размещают в других помещениях. Благо есть где: кроме мастер-каюты на корабле две каюты-люкс, шесть полулюксов, десять кают первого класса, шесть четырехместных кают второго класса.

– А кто напьется, спит в диско-баре, – шутит Виктор.

И тут, как-то кстати, у него звонит мобильный телефон – вернее, вместо звонка голос хозяина поет: “Привет с большого бодуна:”

Русские буржуи

– Любимое наше место на теплоходе – верхняя палуба, – говорит Наталья. – Летом мы там загораем, а в прохладное время года просто любуемся берегами, городами, мимо которых плывем.

– Когда мы были в гостях у итальянского друга Доминика, – рассказывает Виктор, – он возил нас на своей яхте на Эльбу. Он богатый человек, один из совладельцев компании, которая выпускает знаменитые яхты “Ферретти”. Мы его в шутку буржуем называли. Показали ему наши фотографии: “Посмотри, у нас тоже есть свой плавучий дом”. И он приехал сюда на день рождения Наташи. Доминик пожил у нас и говорит: “Вот вы – буржуи, а я – нет!” Да, мы можем побуржуйствовать у себя на теплоходе. Но недолго – дня три-четыре, а потом – домой, за работу.

– Так теплоходы – это для вас удовольствие или бизнес?

– Это хобби, – говорит Виктор. – Вот Роман Абрамович, например, коллекционирует яхты. А мы коллекционируем речные теплоходы. Нам интересен процесс: когда из старой дырявой калоши получается красавец-корабль. Мы новый не можем купить, потому что очень дорого – покупаем старые. Есть утопленные, которые по нескольку лет под водой пролежали. Один из них, который мы назвали “Дюна”, например, десять лет провел в Крылатском в “подводном положении”. Мы его со дна достали и, можно сказать, заново построили. Так вот и работаем: достаем из воды раритет и реставрируем.

– У вас на теплоходе вывеска: “Гостиница”.

– Это обманка. Здесь живут наши приятели, знакомые, которые приезжают из других городов. Мы сдаем каюты в редких, исключительных случаях, за большие деньги – можно сказать, только избранным:

Красавец “М.В. Ломоносов” – это “флагманский корабль Рыбинской флотилии”. А всего у Рыбина-Сенчуковой три теплохода водоизмещением двадцать, сорок пять и восемьдесят тонн.

– Мы занимаемся музыкой, даем концерты и на эти деньги содержим нашу судоходную компанию, – объясняет Наташа.

– Я открою вам страшную тайну, – с заговорщическим видом сообщает нам Виктор. – У нас есть еще четвертый теплоход!

– Правда, сейчас он, впрочем, как и все предыдущие в тот момент, когда они нам достались, в ужасном состоянии, – добавляет Наталья.

то нам нужно! – смеется Виктор. – Он сейчас в Архангельске, и над ним уже начали работать. Скоро его будет не узнать!

Напоследок задаю хозяевам традиционный вопрос – про творческие планы.

– Творческие планы у нас есть, – улыбается Виктор. – Причем далеко идущие. А конкретно – собираемся следующим летом пройти по Дунаю. От Черного моря вверх – по всей Европе.

– Это обманка. Здесь живут наши приятели, знакомые, которые приезжают из других городов. Мы сдаем каюты в редких, исключительных случаях, за большие деньги – можно сказать, только избранным:

Плавучий дом Виктора Рыбина и Натальи Сенчуковой

Виктор Рыбин — известный российский певец, лидер популярной группы «Дюна», которая недавно отметила 32-летие. Виктор — необычайно позитивный человек. Эта черта прослеживается в творчестве, карьере, увлечениях и семье.

Брак с Натальей Сенчуковой уже третий у Рыбина, но их считают самой крепкой парой российского шоу-бизнеса. Они живут вместе 29 лет и счастливы возможности просто быть рядом.

Читайте также:  Оттенки капучино в интерьере и лучшие сочетания с другими цветами

Несмотря на природную скромность, перенятую из непростого детства, Виктор питает страсть к водным судам. Здесь сказываются отголоски армейской службы на подводной лодке и звание мичмана. Необычным пристрастием певца по праву служит собственный теплоход «М. В. Ломоносов».

Лидер «Дюны» является гордым обладателем особняка в Долгопрудном. В детстве певец вынужден был ютиться вместе с мамой в коммунальной квартире, зато сейчас Виктор выделил ей весь первый этаж в собственном доме. Здесь же проживает и брат Натальи Сенчуковой, а супруги и их дети — Василий и Мария — заняли второй и третий этажи.

Наталья Сенчукова: «Ради черного пиара разводиться не хочу»

Звездная пара Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова – не только одна из самых крепких в российском шоу-бизнесе, но и, пожалуй, сама позитивная. Накануне 50-летия Сенчуковой (юбилей она отметит в октябре) мы поговорили с ней о проблемах, которые выпали на долю ее семьи в связи с последними событиями в стране и мире.

Наталья, в апреле, в разгар пандемии, на одной телепрограмме вы пожаловались, что на жизнь у вас осталась только 31 тысяча рублей. Это была шутка? Ведь не бесплатно же вы тогда на телевидение пришли?

– Конечно, нам заплатили за тот эфир. И денег вполне хватает. Но на тот момент у моего Вити именно такая сумма на карте оставалась. Понятно, что артисты после эпидемии самыми последними вернутся к работе. Мы приносим людям радость, а вот случись что, оказались никому не нужны. В последние годы, не то что в 90-е, у нас очень мало гастролей – не больше четырех дней в месяц. На дни города, юбилеи заводов приглашают. Витя едет со своей «Дюной», а я разбавляю их выступление своими лиричными песнями. Мы с мужем на первое место всегда семью ставили, свои отношения и сына. А уже на второе – творчество и работу.

– В честь юбилея готовите осенью сольный концерт?

– Да, надеюсь, все сложится, и он пройдет в «Вегас Сити Холле». Никого, кроме меня, Вити с группой и нашего 21-летнего сына Васи со своим музыкальным коллективом, не будет. Других артистов не зовем в надежде, что люди придут в первую очередь ради меня. Праздники я люблю и всегда стараюсь отмечать. А в подарках ценю эмоциональную составляющую: не бриллианты какие-нибудь, а внимание. Однажды муж предложил сфотографироваться, а потом по этому снимку художник написал мой огромный портрет. Потрясающе вышло… Мы с Витей ровно 30 лет вместе. И за это время не расставались, не предавали и не подставляли друг друга.

В чем секрет вашего счастья?

– Любовь и уважение друг к другу. Плюс постоянно работаем над нашими отношениями. Мой Витя – очень порядочный, совсем не бабник, как его представляют некоторые. Мы боимся и не хотим никаких скандалов вокруг себя. Даже мысли не допускаем бросить все на алтарь нашей популярности. Помню, Татьяна Лазарева однажды посоветовала: «Для привлечения внимания есть один хороший трюк – развод». Но нам такой черный пиар точно не нужен.

– Осенью 2018 года вы с Виктором приняли участие в программе Леры Кудрявцевой «Секрет на миллион», где раскрыли множество семейных тайн. Например, что до встречи с вами Рыбин был дважды женат. И спустя всего пять месяцев после того, как у него со второй супругой Еленой появилась дочка Маша, крошечная, весом всего 1,4 килограмма, страдающая внутриутробным менингитом, он встретил вас. Вскоре вы тоже забеременели и сделали аборт, а в загс с Виктором отправились, когда уже ждали сына Васю… Плюс признались Кудрявцевой, что у вас с мужем рак кожи…

– От программы Леры Кудрявцевой мы долго отнекивались, а потом все-таки согласились в ней поучаствовать. В том числе потому, чтобы дать советы людям, у которых тоже онкология. Не хотелось быть страусами, которые прячут в песок голову и что-то скрывают. Многие же любят жариться на солнце целыми днями, не задумываясь о последствиях. И мы не имели права не сказать людям об этом. Рак уже давно не смертелен, все лечится, главное – вовремя пойти к врачу. Конечно, мы с Витей немного ошалели, когда нам озвучили диагнозы. Но смогли победить недуг. Теперь все отлично. А тот гонорар за съемки у Кудрявцевой отдали в фонд Оксаны Федоровой детям-инвалидам. Мы давно с ее мужем Андреем Бородиным дружим. И были очень рады, когда он встретил Оксану. Теперь праздники все вместе встречаем. Я крестная мама их дочки Лизочки.

– Конечно, нам заплатили за тот эфир. И денег вполне хватает. Но на тот момент у моего Вити именно такая сумма на карте оставалась. Понятно, что артисты после эпидемии самыми последними вернутся к работе. Мы приносим людям радость, а вот случись что, оказались никому не нужны. В последние годы, не то что в 90-е, у нас очень мало гастролей – не больше четырех дней в месяц. На дни города, юбилеи заводов приглашают. Витя едет со своей «Дюной», а я разбавляю их выступление своими лиричными песнями. Мы с мужем на первое место всегда семью ставили, свои отношения и сына. А уже на второе – творчество и работу.

Биография Виктора Рыбина и Натальи Сенчуковой

Биография Виктора Рыбина и Натальи Сенчуковой вызывает неподдельный интерес у широкой публики. Они не живут напоказ, но это только подогревает всеобщее любопытство фанатов и хейтеров. Что происходит в их жизни? Как судьба свела этих людей вместе? Через какие испытания им пришлось пройти, чтобы, наконец, зажить счастливо? Об этих и других подробностях постараемся рассказать далее.

Виктор родился в 1962 году в Москве. Семья будущего артиста никак не относилась к миру искусства. Мама работала воспитателем в детском саду, а папа – рабочим. Нельзя сказать, что у ребенка было счастливое детство. Будучи семилетним, мальчик увидел, как его отец попрощался с жизнью. Это происшествие оставило глубокий отпечаток на несозревшей психике. В течение полугода ребенок не вымолвил ни слова.

Личная жизнь

В 1982 году Виктор Рыбин женился в первый раз на девушке Екатерине, которой на тот момент было 18 лет. Вскоре молодой человек отправился в армию. Не дождавшись Виктора со службы на Камчатке, молодая супруга ушла от него.

Второй женой певца стала девушка Елена, свадьба с которой состоялась в 1985 году. Вскоре в семье родилась дочь Мария. В детстве девочка освоила игру на баяне, впоследствии отучилась в школе милиции, после чего устроилась работать инспектором по делам несовершеннолетних.

В 1990 году на фестивале «Звуковая дорожка» Виктор познакомился с молодой танцовщицей Натальей Сенчуковой, с которой вскоре начал встречаться. Позже девушка по настоянию Виктора занялась вокалом с преподавателем из ГИТИСа. В 1994 году бывшая танцовщица вышла на сцену в качестве солистки с песнями «Доктор Петров», «Ты не Дон Жуан», «Небо № 7».

Молодые люди начали жить вместе несмотря на то, что Виктор состоял в браке с Еленой. Рыбин не мог решиться на развод из-за маленькой дочери. Официально зарегистрировать отношения с Сенчуковой удалось только в 1998 году, когда Наталья была уже на 8 месяце беременности. Через месяц у пары родился сын Василий.

Наталья Сенчукова и Виктор Рыбин с сыном

В детстве мальчик посещал секцию карате, участвовал в соревнованиях. Вместе с сыном начал заниматься и отец. Через некоторое время Виктор Рыбин возглавил Федерацию детского карате. Сейчас Василий получает высшее образование во МГИКе, играет на барабанной установке в собственной рок-группе. Венчание Виктора и Натальи состоялось спустя 11 лет после регистрации брака. Свадьба проходила в кругу близких родственников. После торжественной части молодожены и гости отправились праздновать событие на теплоходе.

Виктор Рыбин с детьми и женой

В начале 2000-х на семейном совете было решено приобрести первый теплоход. Ремонтом корабля и оформлением интерьера занимались оба супруга. Ради того, чтобы восстановить первое судно, Рыбин и Сенчукова продали квартиру.

В настоящее время пара владеет несколькими теплоходами, в том числе и судном «М.В. Ломоносов», на котором периодически отправляется в плавание вместе с друзьями и детьми. Речной корабль также сдается в аренду для свадеб, банкетов и корпоративов.


Виктор Рыбин в 2017 году

Подмосковный дом и столичная дача Натальи Сенчуковой и Виктора Рыбина

Наталья Сенчукова и Виктор Рыбин вместе уже почти 30 лет, из них 22 года в законном браке. Для российского шоу-бизнеса пара нетипичная, без приевшегося позёрства и хайпа.

Собственный дом появился 20 лет назад в родном для Виктора Долгопрудном. За трёхэтажный особняк из белого кирпича и дерева Рыбина заплатили $230 тысяч, вырученные от продажи жилья в солнечной Испании, куда ездили крайне редко.

Просторные владения расположились в закрытом посёлке «Рыбинский проезд». До яхт-клуба на Клязьме всего три минуты ходьбы, что для судовладельцев Рыбиных очень важно.

Дом приобретался с внутренней отделкой. Перепланировкой и сносом возведённого заниматься не стали. Прежние хозяева все материалы для отделки, сантехнику закупали в Португалии.

На первом этаже разместились общественная зона — кухня-столовая и гостиная, а также комнаты родных.

Второй этаж заняли спальни Натальи, Виктора и сына Василия.

Просторная мансарда без стен и перегородок служит одновременно гостиной с несколькими мягкими зонами и телевизором, библиотекой, спортзалом. Здесь же разместили вместительную гардеробную для сценического инвентаря.

Предусмотрели и небольшой подиум для репетиций, где отец и сын играют на барабанах.

Функциональная мебель изготовлена на заказ отечественными мастерами. Много дерева, кожи, натурального текстиля.

В доме нет крикливых и раздражающих акцентов. Мягкая серо-коричневая цветовая гамма, классика, дополненная современными нотками, приятный глазу декор. Детали продуманные, практичные и живые.

За безумными покупками в стиле лакшери супруги никогда не гнались. Виктор вспоминает, что вместо дорогих светильников, которые звёздные личности предпочитают заказывать в Европе по 700 евро за штуку, он разом закупил всё, что требовалось, в местном магазине «Свет».

Журналисты, побывавшие в гостях, восторженно описывают огромную ванную комнату с джакузи и громадный шкаф для нарядов, но Виктор до сих пор помнит, в каких стеснённых условиях жил с мамой. Их скромная квартира с лёгкостью разместилась бы на нынешней кухне.

Закончив с обустройством основного жилья, Рыбины задумались о приобретении дачи. Уже много лет пара увлекается реставрацией речного транспорта. Идея переоборудовать один из теплоходов под дачу пришла спонтанно.

И когда москвичи в пятницу спешат на отдых за город, музыканты рвутся в Белокаменную. В порту Речного вокзала на севере столицы пришвартовано судно «М. В. Ломоносов» 1962 года выпуска, общей длиной 80 м.

Дизайн уютного гнёздышка владельцы разрабатывали без помощи дизайнеров. Помощниками служили корабельные инструкции, да глянцевые журналы.

Каждая каюта, а их на двухпалубном судне тридцать — отдельная глава со своим цветовым решением и наполнением. Комфортно в каждом уголке, будь то приватные покои или общественные зоны.

В каждом номере климат-контроль, спутниковая система, телевизор, собственная ванная комната.

Предусмотрены на палубе диско-бар, ресторан, салон для чайных церемоний, детская игровая комната. Засидевшимся посетителям ресторана вовсе не обязательно спешить ночью домой, места хватит всем.

Читайте также:  Идеи нестандартных столов для маленькой кухни

Роман Виктора с морем давно превратился в страсть, которую поддержала жена. На сегодня у пары уже 4 теплохода с разным водоизмещением.

Страшная болезнь заставила супругов иначе смотреть на мир и настоящие ценности. Творчество, любимые теплоходы, крепкие отношения, куда важнее бессмысленного сегмента, подчёркивающего статус.

Наталья уверена, значение имеет только возможность быть вместе: в автобусе, поезде, самолёте — не важно.

Страшная болезнь заставила супругов иначе смотреть на мир и настоящие ценности. Творчество, любимые теплоходы, крепкие отношения, куда важнее бессмысленного сегмента, подчёркивающего статус.

Видео Все

Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова. Когда все дома

ОЙ, МАМОЧКИ! Как Наталья Сенчукова воспитала настоящего мужчину

Про любовь – Семья Виктора Рыбина и Натальи Сенчуковой. Выпуск от 21.12.2016

Ее творческая биография началась с танцевального коллектива под названием «Танцевальная машина», куда Наталью приняли по результатам конкурса. Руководил коллективом прославленный постановщик Владимир Шубарин, который смог сплотить вокруг себя сильный профессиональный коллектив. Новичков принимали только после тщательного отбора, и Сенчукова смогла доказать, что соответствует всем требованиям и обладает необходимым мастерством.

Виктор РЫБИН и Наталья СЕНЧУКОВА: `Рыбу ловить с нашей фамилией кощунственно`

Какого же капитана потерял российский морфлот. Ведь мог бы сейчас Виктор Рыбин стоять за штурвалом какого-нибудь крейсера в Тихом океане или управлять подлодкой в Баренцевом море, а он бороздит клязьминские просторы на своем пароходике `Дюна`. Где сам себе и капитан, и штурман, и боцман, и даже кок. В подчинении имеет двух матросов – жену Наталью Сенчукову и сына Василия. Ну и нас вот пригласил. Драить палубу.

В Долгопрудный, где живет семейство Рыбиных-Сенчуковых, мы приехали в ясный летний денек. А сама наша встреча проходила в яхт-клубе, что всего в 300 м от дома Виктора и Натальи. Оказывается, у них там стоит небольшой катер по имени `Наташа` и симпатичный пароходик с гордым названием `Дюна`. Показать технику собралось все семейство.
– Наташа, иные мужья в гаражах пропадают, а ваш, значит, в яхт-клубе поселился?
– Ну да. Он же у меня и в речном флоте служил, и в морском, и в подводном. Конечно, человек, который столько времени был связан с водой, уже без этого не может. У Вити давно была мечта иметь собственный кораблик, но раньше на это не было ни средств, ни времени. А потом уже обстоятельства как-то сложились сами собой. Сначала в 1998 году мы купили вот эту небольшую лодочку, `Наташу`. А потом уже с Витей решили, что гораздо выгоднее и практичнее иметь железный пароход, который не будет ломаться. Потому что на `Наташе` мы вышли в прошлом году покататься, причаливали у берега, а там лежало какое-то бревно. Естественно, сразу погнули днище. С большим кораблем такого не случится. Правда, сначала мне в возможность такой покупки как-то не верилось. У нас ведь кораблестроение еще не очень развито.
– Так вы что, `Дюну` сами строили?
– А то, – подхватывает Виктор. – Этот старый пароходик, чуть притопленный, лет десять простоял в Крылатском, с 1990 по 2000 год. Я его купил, смешно сказать, за 35 000 рублей. Он был в таком ужасном состоянии, что даже описать невозможно. Когда Наташа приехала его смотреть, я ее долго подготавливал: `Ты сейчас увидишь не корабль, а помойку`. Она приехала, посмотрела: `Да, и правда ужас`. После этого мы с друзьями, такими же чокнутыми, как и я, его три года восстанавливали.
– Средств, наверное, было вложено немало?
– Знаете, тут дело даже не в деньгах, а в `человеко-часах`. Тут же все на коленочках делалось, без всяких конструкторских бюро, все идеи – из головы. Мы практически жили на нем, и зимой, и летом. Сколько бригад было привлечено – сварщики, трубари, техники по механизмам, по двигателям, отдельная бригада по иллюминаторам, отдельная по дереву такому и по дереву другому (с разной древесиной работали разные люди). Навигационное оборудование, маляры, шкрябальщики – да ужас! Хорошо тут рядом завод мой любимый, на котором я еще в юности начинал работать матросом. Сейчас все мои друзья подросли, стали генеральными директорами и мне помогают. Зато теперь и работа видна – за три года получился вот такой красивый корабль.
Теперь у Виктора и Натальи появилась возможность ходить на своем кораблике по близлежащим водным просторам: Пироговское водохранилище, Иваньковское, река Клязьма. В выходные приглашают друзей, соседей – и вперед. На палубе ставят столики: поесть на свежем воздухе, любуясь природой, – одно удовольствие. А на случай морской болезни можно и в каюте спокойно посидеть, посмотреть телевизор. Там вообще ничего не страшно – ни дождь, ни ветер. В общем, настоящий плавучий дом.
– Больше всего мне нравится, когда мы заходим в какие-нибудь заливчики далеко за пределами Москвы, – рассказывает Наташа. – Там вокруг уже нет домов – только деревья, природа. Приятная прохлада – заливы же гораздо уже реки, там жара не чувствуется.
– Наташ, а вы катером управлять умеете?
– Нет, это все-таки должен делать профессионал. А так, конечно, если Витя стоит рядом, штурвал мне покрутить доверяет. Но я особо и не прошу, если честно.
– Зато она уже столько всяких умных слов знает, из чего корабль состоит, – говорит Виктор. – Во всяком случае, запомнила, что здесь не пол, стены и потолок, а палуба, переборки и подволок. Ну и, естественно, в курсе, что такое каюта, гальюн и камбуз. А уж в такие детали, как карлингсы и шпангоуты, мы ее с ребятами не посвящаем. А вот вы знаете, например, что слово `полундра` у нас употребляется неправильно?
– Нет. А что оно означает?
– Оно пошло от голландского выражения `фал ундер`, что означает `летящая веревка`. А еще знакомое слово `абордаж` – оно вообще из арабского. Образовалось от слова `бариджа` – так назывались судна, на которых ходили пираты в Средиземном море. От бариджи потом получились `баржа` и `на абордаж`.
– Вот сразу видно, что специалист говорит.
– Но больше всего мне нравится выражение `дельные вещи`. Так называются всякие штучки, которые находятся на пароходе. Серьезно. Это всевозможное палубное оборудование – веревочки, железочки. Ну я вам так, попроще говорю, чтобы лишними словами народ не загружать. Вообще флот – это, по-моему, дельная вещь. А плавать – это дело. Я так думаю.
– А если кто из гостей тут ваши `дельные вещи` захочет покрутить-посмотреть, ревностно относитесь?
– Если я сюда приглашаю гостей, то им разрешено все – иначе что это за отдых? Понятно, что специально брать дубину, что-то ломать и портить никто не будет. Так что мы все разрешаем. И на воду вообще всегда выходим компанией. Я обязательно беру своего помощника, который уже все знает и кораблем этим так же занимается, как и я. Если что – и в управлении поможет, и с двигателем вместе разберемся.
На вопрос, как не сбиться с нужного курса, Виктор ответил, что только для несведущего человека водные маршруты могут показаться сложными. На реках, как и на дорогах, нужно просто четко соблюдать знаки, которые расставлены по берегам. А если захочется зайти в какую-то труднопроходимую бухточку, тогда уже смотри на приборы – они и глубину укажут, и от опасности уберегут.
– На мель ни разу не садились?
– Так на мель на речке мы всегда садимся! Якорь-то выбрасывать легко, а вот вытаскивать потом трудно. Так вот чтобы лишний раз его не бросать, можно просто носом в берег встать. Берег у нас здесь хороший, песочек. Это в Карелии трудно вставать – там камень.
– Понятно. `Дюна` у вас для дальних прогулок. А маленький катер `Наташу` как используете?
– Он у нас, как говорится, служебно-разъездной. Это катер для быстрого отдыха, на нем мы ездим купаться. Особенно спасает, когда прилетаешь с гастролей в шесть утра. В такое время мы сразу же из аэропорта едем не домой, а на катер. Заводим его, выезжаем на воду, ныряем, купаемся. Утром очень здорово, пробок на Клязьме нет, – шутит Виктор. – Искупаешься, а потом уже домой. И спится сразу лучше.
– Насколько тяжело содержать такую технику?
– Знаете, в Нью-Йорке есть один яхт-клуб, самый почитаемый в Америке, основали его Морганы. И однажды, когда семья Рокфеллер пришла к ним в гости и захотела стать членами клуба, один из Рокфеллеров спросил: `А сколько стоит содержать яхту?` После этого Морганы издали указ, по которому на протяжении ста лет Рокфеллеров не принимали в клуб только за один этот вопрос. Так что стоимость содержания яхты никогда не обсуждается.
– А в общем-то это тяжело скорее не в финансовом, а в моральном плане, – объясняет Наташа. – Всегда знаешь, что твой кораблик стоит где-то в клубе на воде и мерзнет. И думаешь, как бы там с ним все было в порядке.
– Кстати, вы приехали сюда на красненькой `Mini`. Какое средство передвижения вам ближе – водное или наземное?
– Машину мы с Наташей рассматриваем просто как функциональную вещь. Не болеем автомобилями, чтобы часто их менять, но при этом нам нравятся марки, которые оригинальны. На данный момент – это `Mini`. Но душа у меня все же больше лежит к кораблям. Если у меня будет когда-нибудь 500 тысяч долларов, то я без раздумий потрачу их на новый корабль, а не на навороченный автомобиль. Если у меня будет такая сумма в чемодане. Хотя нет, сначала сниму клип. Все-таки музыка главнее, чем пароходы.
– В планах, видимо, обзавестись пароходом и назвать его `Виктор Рыбин`?
– Зачем `Виктор Рыбин`? – говорит капитан. – Пусть будет `Привет с большого бодуна`, например. Или `Страна Лимония`. Но в общем-то планка у нас задрана. Следующий наш корабль с Наташей должен быть как минимум `Queen Mary-2`.
– Виктор, тут ваши друзья по секрету нам рассказали, что вы во время своих водных прогулок готовите на кораблике потрясающе вкусную гречневую кашу. Это так?
– Да, – отвечает Наталья. – Каша у нас – от шеф-повара. То есть от шеф-кока. Она в разряде деликатесов. Ее, конечно, можно и дома приготовить, но она не будет есться так хорошо, как на воздухе, на воде.
– А вот рыбу мы не ловим, – добавляет Виктор. – Потому что мы Рыбины. Считаем, что рыбу ловить с нашей фамилией просто кощунственно. Есть еще можно, а ловить-то зачем? Так и напишите.

Какого же капитана потерял российский морфлот. Ведь мог бы сейчас Виктор Рыбин стоять за штурвалом какого-нибудь крейсера в Тихом океане или управлять подлодкой в Баренцевом море, а он бороздит клязьминские просторы на своем пароходике `Дюна`. Где сам себе и капитан, и штурман, и боцман, и даже кок. В подчинении имеет двух матросов – жену Наталью Сенчукову и сына Василия. Ну и нас вот пригласил. Драить палубу.

Ссылка на основную публикацию