Шикарный особняк Анастасии Заворотнюк стоимостью в 2 миллиона долларов

Настоящий дворец: Анастасия Заворотнюк показала дом за 2 миллиона долларов

48-летняя актриса и фигурист Петр Чернышев живут в роскошном особняке, за который они когда-то не могли рассчитаться по ипотеке

Недавно Анастасия Заворотнюк стала мамой: 48-летняя звезда сериала «Моя прекрасная няня» родила дочку Милу. Сейчас актриса вместе с новорожденной дочкой, мужем, фигуристом Петром Чернышевым и своей мамой Валентиной Борисовна живет в подмосковном поселке Крекшино. Дом звезды стоимостью 2 миллиона долларов когда-то прогремел на всю страну: чтобы купить землю под него, актриса взяла в банке ипотеку на большую сумму в валюте, и не смогла по ней расплатиться. Актриса пять лет была должна банку почти полмиллиона долларов и не платила по долгам. Даже стала не выездной – из-за решения приставов Заворотнюк не могла путешествовать заграницу. Но в 2018 году, конфликт с банком, наконец, был разрешен, суды прекратились. И теперь Анастасия и ее семья с полным правом наслаждаются жизнью в роскошном особняке. Актриса пригласила к себе в гости съемочную группу программы «Однажды» канала НТВ и показала свои хоромы. А заодно познакомила с дочкой Милой.

Подмосковный поселок Крекшино давно облюбовали отечественные знаменитости: здесь живут семьи Наташи Королевой, Владимира Винокура, Льва Лещенко. Заворотнюк и Чернышев переехали в новый дом в 2015 году. «Прекрасная няня» поселилась в трехэтажном особняке площадью в 900 квадратных метров с собственным бассейном и спортзалом, оборудованным на верхнем этаже. Но главная хозяйка в доме теперь Мила: как признается Анастасия, в каждой комнате у них теперь детская. Повсюду разбросаны игрушки, кроватки и детские вещи. Старшие дети актрисы Анна и Майк Стрюковы уже взрослые, и живут отдельно. Но площадь особняка такова, что позволяет оборудовать для них гостевые комнаты. Так что Аня и Майк в любой момент могут приехать навестить маму.

Интерьер дома Анастасии выполнен в светлых тонах. Повсюду мраморные лестницы, дорогая европейская мебель, мягкие диваны. Есть в доме и камин. В уютной гостиной стоит рояль. Петр и Анастасия явно ни в чем себе не отказывали, когда обустраивали свое жилище – и это несмотря на то, что дом строился как раз в тот момент, когда актриса была должна банку полмиллиона долларов и вела изматывающие судебные баталии.

Близкие Анастасии очень любят собираться в доме всей семьей. Актриса вышла замуж за Петра Чернышева в 2008 году и, по словам звезды, ее дети не сразу приняли нового мужа.

– Мы с Майком сейчас обмениваемся вещами, прекрасно общаемся, – рассказал Петр Чернышев. – Аня сначала дистанцировалась. Я понимаю, что отец может быть только один, у меня не было претензии заменить его, мы общаемся с Дмитрием.

С бизнесменом Дмитрием Стрюковым Анастасия Заворотнюк развелась в 2006 году. Актриса тогда увлеклась актером и продюсером Сергеем Жигуновым, но их отношения не сложились. Зато с фигуристом Петром Чернышевым Заворотнюк счастлива уже 11 лет. Дочь актрисы 23-летняя Анна Стрюкова живет в США: девушка закончился вуз в Нью-Йорке и работает продюсером. 18-летний сын Майк учится в МГИМО, но не скрывает, что хотел бы стать актером.

Появление на свет младшей сестры старшие дети Заворотнюк приняли с восторгом. Актриса до последнего держала в тайне свою беременность и рассказала о ней наследникам только на последних месяцах.

– Было очень волнительно, получится ли. Мне не хотелось, чтоб кто-то меня жалел. Я думала, мы вдвоем справимся, — рассказала актриса.

Особенно за беременность жены переживал Чернышев: за месяцы ожидания он похудел на 8 килограммов. Зато когда Анастасия родила, радости семьи не было предела. Сын и муж приехали к ней в роддом, и первым новорожденную Милу взял на руки счастливый отец.

– Петя первым взял Милочку, потом Майк. Сын тут же зашмыгал носом: не смог сдержаться, хотя он не сентиментален, – вспоминает артистка.

Особенно за беременность жены переживал Чернышев: за месяцы ожидания он похудел на 8 килограммов. Зато когда Анастасия родила, радости семьи не было предела. Сын и муж приехали к ней в роддом, и первым новорожденную Милу взял на руки счастливый отец.

Анастасия Заворотнюк показала свой трехэтажный коттедж за два миллиона долларов

Актриса стала героиней юбилейного выпуска программы «Однажды…».

Героиней юбилейного, 100-го выпуска программы Сергея Майорова «Однажды…» на НТВ стала Анастасия Заворотнюк. Актриса, которая пять месяцев назад в третий раз стала мамой, пригласила съемочную команду шоу к себе в загородный особняк. Роскошный трехэтажный коттедж Анастасия купила еще в 2012 году, однако ранее не показывала. Примечательно, что ранее именно дом в Подмосковье на протяжении долгого времени был причиной того, что актриса не могла выезжать за границу. Дело в том, что Анастасия приобрела коттедж стоимостью два миллиона долларов в кредит, так как полной суммы у нее на тот момент не было. По договору звезда ситкома «Моя прекрасная няня» обязывалась погасить долг в течение года, однако спустя пару месяц перестала возвращать деньги. В итоге дело дошло до суда. Только год назад адвокаты артистки смогли урегулировать конфликт сторон.

В программе «Однажды…» Анастасия Заворотнюк снялась не только с мужем Петром Чернышевым, а также со своей матерью и детьми. В откровенной беседе с Сергеем Майоровым актриса вспомнила, как развивались их отношения с супругом, рассказала, что подтолкнуло ее к тому, чтобы в возрасте 47 лет стать мамой, а также показала, как выглядит ее дом, площадью 900 квадратных метров. К слову, 5-месячная Мила впервые появилась на телевидении. Ранее поклонники звездной семьи могли увидеть только фото девочки.

«Мила оккупировала весь дом. На каждом этаже, в каждой комнате, по-моему, есть ее кровать. Вот просто она живет везде», — поделилась Анастасия в самом начале интервью. По словам супруга актрисы, врачи отговаривали Заворотнюк рожать. «Мы понимали все сложные моменты и какие-то риски. Это было непросто, но это был наш осознанный шаг», — заявил Петр. Анастасия же отметила, что до последнего волновалась, так как не знала, как пройдут роды. «Было очень волнительно. Мы до последнего не знали, все ли будет хорошо, все ли пройдет удачно. Мне очень не хотелось, чтобы кто-то меня жалел. Я бы не смогла этого пережить», — поделилась актриса.

Анастасия Заворотнюк показала свой трехэтажный коттедж за два миллиона долларов

Мать Анастасии Заворотнюк в беседе с ведущим программы призналась, что за огромным домом чаще всего следит она. «Рулю, конечно, я. Мне приходится. Но генерал все равно Настя», — заявила с улыбкой Валентина Заворотнюк. Сама Анастасия призналась, что дом они покупали вместе с мужем. Причем они очень торопились все обустроить, чтобы ее папа успел хотя бы немного пожить в особняке. «В этом доме, который был куплен, что успеть, чтобы мой папа сюда пришел. И он успел. И у них там есть свои апартаменты, где сейчас живет мама, где хотелось, чтобы именно папа пожил. Он здесь недалеко совсем, буквально три километра, тут кладбище», — отметила Анастасия со слезами на глазах.

Сейчас, по признанию Анастасии, она абсолютно счастлива. По словам актрисы, младшая дочь принесла в ее жизнь гармонию. Супруг Анастасии также признался, что счастлив. «Встреча с Настей сделала меня счастливым человеком. Она та женщина, которую я люблю и буду любить до самой смерти. По крайней мере, я так чувствую», — отметил Петр.

Анастасия Заворотнюк показала свой трехэтажный коттедж за два миллиона долларов

Напомним, что Анастасия Заворотнюк три раза выходила замуж. Первый раз звезда «Моей прекрасной няни» пошла под венец с немцем Олафом Шварцкопфом. Брак пары длился всего год. Вторым избранником Анастасии стал бизнесмен Дмитрий Стрюков. В этом союзе актриса родила двух детей Анну и Михаила. Со своим третьим супругом Петром Чернышевым Анастасия познакомилась во время работы над проектом «Танцы на льду». 22 сентября 2008 года, спустя всего полгода после начала романа, влюбленные официально зарегистрировали свои отношения. А уже через месяц скрепили союз обрядом венчания.

Анастасия Заворотнюк показала свой трехэтажный коттедж за два миллиона долларов

Напомним, что Анастасия Заворотнюк три раза выходила замуж. Первый раз звезда «Моей прекрасной няни» пошла под венец с немцем Олафом Шварцкопфом. Брак пары длился всего год. Вторым избранником Анастасии стал бизнесмен Дмитрий Стрюков. В этом союзе актриса родила двух детей Анну и Михаила. Со своим третьим супругом Петром Чернышевым Анастасия познакомилась во время работы над проектом «Танцы на льду». 22 сентября 2008 года, спустя всего полгода после начала романа, влюбленные официально зарегистрировали свои отношения. А уже через месяц скрепили союз обрядом венчания.

Личная жизнь

В 1998 году тяжело заболела и попала в больницу с диагнозом «рак», перенесла несколько операций. Пока находилась в больнице начала писать свой первый детективный роман и к концу пребывания в больнице уже имела пять готовых к печати романов.

Дарья Аркадьевна была замужем три раза, в последний раз вышла замуж за Александра Донцова. От первого брака у неё есть сын Аркадий, а от второго дочь Мария. Каждый из детей подарил Донцовой по внуку (у Марии сын – Михаил, у Аркадия – Никита).

Дом создавали не только для удобства Дарьи Аркадьевны и её семьи, но и для её любимых мопсов. На двери висит большая табличка «Mops House». Интерьеры наполнены различными изображениями, предметами мебели и вышивками с мопсами, не секрет, что Донцова их давно коллекционирует.

Особняк на Новорижском шоссе

Большой дом Дарья Донцова и ее семья строили около 3 лет. При выборе места было уделено внимание экологичности, отдаленности от пробок и крупных дорог, а также комфортности. Именно таким требованиям отвечал поселок Шервуд в Новой Риге. Писательница приобрела готовый проект застройки, после чего самостоятельно адаптировала его в соответствии с пожеланиями своей семьи.

Дом Донцовой включает множество помещений разной площади. Кухня, гостиная, столовая и комната помощницы по хозяйству находятся на первом этаже; ванная, кабинет и библиотека — на втором, как и спальни, гостевые комнаты. Третий этаж отведен под гардеробную и еще одну ванную, а мансардный целиком принадлежит дочери писательницы.

Внутреннее убранство коттеджа напрямую связано с увлечением Дарьи Донцовой — ее любовью к мопсам. Даже на входе можно заметить табличку Mops House, а интерьеры буквально наполнены изображениями этих собачек, их фото, статуэтками, вышивками. Писательница Донцова давно коллекционирует такие изделия, а также содержит домашних питомцев-мопсов, которые отлично ладят друг с другом и с котом.

Дарья Донцова переехала в особняк из-за жадности

МЫ ДОЛГО плутали по подмосковным дорогам, пока среди десятков элитных поселков не нашли тот, в котором обосновалась Дарья Донцова. Семейство писательницы въехало в трехэтажный особняк полгода назад, но до сих пор живет здесь в гордом одиночестве. Остальные жильцы еще достраивают свои хоромы. А по брусчатым улочкам поселка вместо нянечек с колясками и домработниц с собачками бегают прорабы с чертежами и рабочие с тачками.

– МЫ ПЕРЕБРАЛИСЬ сюда 1 июля исключительно из-за жадности. Не хотелось за полгода вперед платить за съемный дом, в котором жили раньше. Только сэкономить все равно не очень получилось. Прораб, который занимался строительством нашего дома, оказался вором. Еще перед прошлым Новым годом я отдала ему последнюю сумму, и он исчез. Мы приехали на стройку, рабочие как-то странно мялись, пока самый смелый не подошел и не сказал: “Мы хотим на Новый год домой поехать. Не могли бы вы нам хоть немножечко заплатить?” “Как немножечко?! – удивляюсь я. – Вам что, ни разу не платили?” – “Нет. Прораб говорил, что у вас сейчас нет денег”. У меня просто волосы на голове дыбом встали. Я этому прорабу по первому свистку деньги отдавала. В общем, пришлось платить второй раз. А когда переехали, выяснилась еще одна интересная деталь. Все, за что я платила дорого, на самом деле покупалось по дешевке и было плохого качества.

Сначала сломался котел отопления. Я пригласила знакомых из МВД, которые занимаются профессиональными экспертизами, и они мне четко сказали: котел был старым. На него надели новый кожух и подсунули мне. Еще в доме нечто странное происходило с электрикой. Если включали свет в большой комнате, моментально вырубалось освещение в гостевых комнатах и в кабинете мужа. А когда включали свет в кабинете, не работала СВЧ-печь и телевизор в комнате дочки. Электрику пришлось переделывать, а значит, по новой штробить стены, а потом опять замазывать. Еще регулярно пропадала вода и тормозились элекрические ворота. Зато совершенно идеально работала система сигнализации. Стоило кому-то кашлянуть, включались все датчики и приезжал ОМОН. Это была песня!

Когда у меня дома в очередной раз все “посыпалось”, приехала в фитнес-клуб, забилась под лестницу и разрыдалась. Подходят ко мне трое очень богатых серьезных бизнесменов (у нас в клубе сложилась почти семейная обстановка): “Ну что ты рыдаешь? Муж изменил?” Я, размазывая сопли, выкладываю свои проблемы. А они в ответ рассказали, как строили свои дома. И тут я поразилась: если уж таких железных людей обманули строители, то мне остается только похихикать.

Помню, приехала на ближайший строительный рынок прямо со своей стройки в китайской курточке, капюшончике и в жутко растоптанных сапогах. Надо было купить бочку для мазута. Продавец, приняв меня за кого-то из обслуги, спрашивает: “Слушай, ты! Тебе чек для себя или для хозяина?” Для “хозяина” он готов был любую цифру нарисовать. Так и обманывают.

Хотя зря я, конечно, говорю только о плохом опыте. Мне сделали замечательный камин, сшили красивые занавески. И за всю мебель для дома производства Белоруссии заплатила столько, сколько итальянская фирма просила всего за один маленький кабинетик.

Вот так полгода живем и все что-то переделываем. Я тут приезжаю однажды домой довольно поздно, а из моей спальни выходит дяденька с дрелью и спрашивает: “А вы кто?” – “Вообще-то хозяйка”. – “Ну и замечательно. Я тут пришел пару дырочек под батарейку сделать”. В данный момент, пока мы с вами разговариваем, у меня ставят генератор (в Подмосковье, к сожалению, часто отключают электричество), чинят батареи, на третьем этаже собирают мебель, а Аркадий переезжает в свой дом. Хорошо, что вы вчера не приехали. Здесь от отбойных молотков стены тряслись.

Читайте также:  Рублевский особняк и 200-метровая московская квартира Александа Маслякова

– Ваш сын Аркадий поселился в соседнем доме?

– Его дом получился из. гаража. Мы построили хороший гараж на две-три машины. Но, поскольку гостевых комнат на всех не хватало, решили над гаражом оборудовать квартирку в три комнаты, и Аркадий согласился туда переехать. Когда все было готово, муж вошел, затопал ногами и закричал: “Что ты придумала! (Как будто я имела какое-то отношение к этому проекту.) У ребенка внизу будут стоять машины и отравлять его! Убрать ворота! Вставить окна!” В результате у Аркадия получился отдельный дом. И как раз сегодня торжественный момент его переезда. Только я смотрю, что-то он слишком много мебели отсюда к себе перетаскивает. Ар-ка-дий!

“Пару лет назад меня похоронили”

– ЗНАЕТЕ, что меня поразило, когда вошла в ваш дом? Я как будто попала в одну из ваших книг, в особняк в Ложкине, где живут Даша Васильева, ее дочка Манька, сын Аркадий, домработница, мопсы, бегающие по комнатам. Не думала, что вы их полностью списали со своих домашних.

– Да, ужас! И все мои подруги тоже попали в книжки. Но самый криминальный момент произошел с Николеттой, мамой Ивана Подушкина, которую я содрала со вдовы одного писателя. Когда книжка вышла, думаю: “Вот черт меня дернул! Сейчас она себя узнает, и мне не жить”. Но, представьте себе, пришла ко мне эта тетенька и говорит: “Деточка, замечательная книжка. И бывают же такие противные старухи, как эта Николетта”. Она себя не узнала!

– Можно раскрою один секрет нашим читателям? Фотограф Сергей Иванов, который сделал снимки для этого материала, – давний знакомый писательницы Дарьи Донцовой. Правда, тогда вы еще не были писательницей и звали вас Агриппиной.

– Мы с Сережей работали в отделе “Культура” ежемесячного журнала “Отчизна”, куда я пришла из газеты “Вечерняя Москва”. Это был особый журнал, его еще называли “Отдел КГБ”. Журнал был рассчитан на Запад, поэтому был очень пропагандистским и писал о том, чем СССР мог похвалиться, то есть деятелями культуры. Я была на вашем месте, брала интервью, а Сережа снимал.

Это был отличный опыт. Сколько раз мне приходилось слышать от знаменитостей: “Девушка, цигель-цигель, у меня только 10 минут. Два вопроса в коридоре, не снимая ботиночек”. Поэтому, когда ко мне стали приходить журналисты, у меня всегда есть чай с конфетами. Я знаю, как это унизительно – стоять в коридоре, когда звезда тычет тебя носом в твои собственные ботинки.

– За чай, кстати, спасибо. Только наш брат журналист не всегда отвечает вам взаимностью.

– Я вот чему удивляюсь. Пришел как-то ко мне человек, попил чайку и написал такую статью, что сердце радовалось (а кому не нравится, когда его хвалят?). Через две недели под другой фамилией появился материал (у меня много приятелей в СМИ, и я узнала, что это были творения одного и того же человека): “Донцова – дура, пишут за нее “негры”, и вообще у нее правая нога деревянная”.

Иногда такие глупости про себя читаю. Пару лет назад одна газета меня мило похоронила. В 9 утра позвонил распорядитель фан-клуба в слезах: “Маша, когда похороны мамы?” А трубку взяла я. Он, рыдая и квакая, сказал, что узнал о моей смерти из газеты. Я потом сама прочитала: “После тяжелой операции в больнице на Каширском шоссе умерла Дарья Донцова”.

У меня в тот день все телефоны оборвали. К девяти вечера довели до такого состояния, что села перед микрофоном на радио “Маяк” (у меня тогда была своя передача) и говорю: “В прямом эфире труп Донцовой”. А закончился денек в супермаркете, куда в половине одиннадцатого вечера пришла за продуктами. Кассирши вскочили, подбежали: “А нам сказали, что вы повесились. Мы так плакали”. Кстати, на Каширском шоссе тогда действительно умерла женщина по фамилии Донцова. Но маленький нюанс. Звали ее не Даша, и было ей далеко за 80 лет.

Когда в нашей стране только стала появляться желтая пресса, газеты шли на удивительные вещи. В 2000 году в магазине подошел мужчина с открытым пакетом томатного сока и выплеснул его прямо на мое белое пальто. Я, как всякий нормальный человек, уже открыла рот и собралась выдать определенный пассаж на чисто русском языке, как вдруг заметила у него на куртке торчащую петличку. Мы с охранником задержали его до прихода милиции, вытащили диктофон, микрофон. Я пошла на принцип и потребовала у газеты покупки нового пальто. Пальто, кстати, привезли уже к вечеру.

– Поэтому вы теперь прячетесь в закрытом поселке в Подмосковье?

– Муж ехидно говорит, что основным побудительным мотивом переезда за город стало нежелание семьи выгуливать собак. А здесь они самостоятельно носятся по участку, и все довольны. Но на самом деле уехали из города по другой причине. После курса химиотерапии у меня обожжены легкие. Как только выезжаю в Москву, начинаю задыхаться.

“Подхожу к зеркалу и вижу – Фантомас”

– НЕДАВНО прочитала результаты социологического опроса на тему “Чего больше всего боятся современные российские женщины?” На первое место наши женщины поставили рак молочной железы, на второе – смерть.

– Иногда действительно кажется, что лучше умереть, чем болеть. Потому что онкология связана с физической болью, а умереть можно тихо и даже счастливо. Моя бабушка в старости заболела болезнью Альцгеймера и в один из моментов просветления призналась: “Знаешь, какая я счастливая! Я могу заново читать книги, которые когда-то любила”. Когда пожилой человек превращается в ребенка, это неприятно для родствеников, но ему самому хорошо.

А онкологии не надо бояться, потому что она лечится. Теперь я это точно знаю. Только лечат не бабушки, которые водят над вами руками или поят раствором из чернил с петрушкой, а люди в белых халатах, скальпель, химио- и лучевая терапия. Вместе со мной в больнице лежали жена одного очень крупного экстрасенса и жена известного колдуна. И обе умерли. Для меня это было очень показательно. А медицина сейчас многое может. Меня оперировал самый обычный врач в 62-й больнице, который стоит на потоке и делает по три операции в день. Подавляющее большинство женщин ушли от него на своих ногах с благоприятным прогнозом. Дальнейшая жизнь зависела от них самих. Главное – найти “якорь”: дети, муж, родители, растения. Если поставили диагноз “онкология”, это не значит, что следующая станция – крематорий.

– Неужели в 1998 году, когда у вас обнаружили опухоль, вы были столь же оптимистичны?

– Когда подруга-хирург увидела у меня опухоль (мы с ней переодевались в бассейне), у нее так изменилось лицо, что я поняла – дела там совсем плохи. Поэтому морально была ко всему готова. Только спросила у доктора: “Сколько?” Когда он сказал, что никто не имеет права давать таких прогнозов, прижала его к стенке: “У меня дети, бабушки, муж, собаки. Я должна привести в порядок свои дела”. И он назвал срок. Я вышла из больницы и стала рыдать. А пока доехала до Москвы, решила: “Ну фиг вам! Чтобы я, такая хорошая, и умерла? Как это? Вот так была-была и вдруг меня нет?” Стала планировать собственные похороны. Что надеть, какое платье купить – надо же прилично выглядеть. Обалдеть! Самой стало смешно от этих планов. А потом просто уперлась рогом. Не слушала соседок по палате, которые все время рассказывали какие-то немыслимые страшилки, надела наушники, сидела и писала (свои первые детективы Дарья Донцова написала именно в больнице. – Авт.).

Я, как птица-говорун, убеждала баб не бросать химиотерапию. “Прерву курс, меня тошнит”, – ныли они. “Вот дура! В гробу тебя точно тошнить не будет, – говорила я. – И вообще, у тебя дети есть? Значит, был токсикоз. А почему сейчас не можешь потерпеть?” Чего они только не боялись: “Буду лысая, ногти поломаются, зубы выпадут”.

Ой, у меня с волосами была суперистория! Наверное, уже после четвертой химиотерапии проснулась и стала собираться на работу. Я тогда еще вела курс немецкого языка в магазине “Молодая гвардия”. Подхожу к зеркалу и вижу – Фантомас. У кого-то волосы частями выпадают, а у меня все сразу. А те, что остались, торчали на голове редкими кустиками.

Я как закричу: “А-а-а”. Прибегают Маша с Аркадием. Маня тут же испарилась куда-то, а Аркадий нарезает вокруг меня круги и рассказывает, как круто выглядела лысой Деми Мур и что вообще сейчас половина шоу-бизнеса побрилась. Говорит, а у самого губа трясется. Тут прибегает Маша с париком, купленным в переходе метро, надевает его на меня и говорит: “Мама – это супер!” Я смотрю на себя в зеркало и вижу нашу пуделиху Черри – по бокам ушки висят, а сверху хохолок торчит. Расхохоталась так, что слезы потекли, дети успокаивают: “Мама, не плачь”. А я им даже не могу сказать, что не плачу, а смеюсь.

Поехала на работу. На дворе август. Сижу в метро – духотища, а в парике жарко, как в шапке, по лицу пот ручьями течет. Мучилась-мучилась, не выдержала и сняла этот дурацкий парик. Думаю, те, кто сидел в вагоне, на всю жизнь меня запомнили. Правда, народ у нас деликатный, тут же все в газетки уткнулись. И когда появилась на пороге “Молодой гвардии”, вошла и сказала группе “здравствуйте”, никто даже виду не подал, что что-то не так.

Потом пошла к своей подружке парикмахеру – надо было что-то делать с кустиками на голове. Катька чуть инструменты не уронила, когда меня увидела. А что делать? Только брить. Прибегает ее муж с работы, влетает в ванную, видит меня лысую на табуретке, Катьку с машинкой в руках и как закричит: “Катька-дура, пэтэушница, что ты с ней сделала? Ты же изуродовала Сашкину жену”. “Да я сама. “, – говорю ему. Потом до него все дошло.

Волосы выпали по всему телу – ни бровей, ни ресниц не было. А потом все замечательно снова выросло (на ногах могли бы и не вырастать, сколько денег бы на эпиляции сэкономила). Кстати, меня обманули. Сказали, что после химиотерапии волосы будут виться. У кого-то они, может, и кудрявые выросли, а у меня прямые.

– Удивительно, с каким юмором вы говорите о таких вещах.

– Я долго уговаривала одну нашу известную актрису, тоже столкнувшуюся с онкологией: “Ты же многим людям поможешь, когда расскажешь, что вылечилась”. Не захотела. Я очень уважаю Алену Апину за то, что она честно призналась в том, что ее ребенка выносила суррогатная мать. Она дала надежду многим женщинам. Уважаю Шуру, который сказал, что слез с наркотиков, и Сережу Мазаева за то, что всем говорит: “Да, я пил, как сапожник, но бросил. И вы сможете”. Я вслед за ними говорю – я выздоровела, и у вас получится.

Многие удивляются, почему я не потолстела после лечения гормонами. “А вы не жрите макароны с соусом, – говорю я. – Я отсидела на гормонах, как и положено, шесть лет. А не потолстела только потому, что ела одну китайскую капусту”.

– Еще женщины боятся лишиться бюста.

– А что, я похожа на инвалида? Помню, на программе “Я сама” меня так разозлила одна журналистка (она спросила, приятно ли мне делать пиар на онкологии), что я сняла кофточку и осталась в одном бюстгальтере. “Если угадаете, с какой стороны была операция, дам 100 долларов”, – предложила я. Не угадали. Сегодня очень хорошее протезирование, поэтому, когда вы в белье, никто ничего не заметит.

Помню, иду после операции по Переделкину и встречаю вдову одного писателя, о любовниках которой в свое время слагались легенды. Мужики из-за нее дуэли устраивали. “Ты чего такая кислая?” – спрашивает. “А чего радоваться. Мне операцию сделали”. Она задирает кофточку: у меня одной груди нет, а у нее обеих! Оказывается, бюста она лишилась чуть ли не во время войны! Я была в полной растерянности: “А про твоих любовников врали что ли?” Она усмехнулась и говорит: “Деточка, а кто тебе сказал, что мужчина живет с бюстом?”

Вот так полгода живем и все что-то переделываем. Я тут приезжаю однажды домой довольно поздно, а из моей спальни выходит дяденька с дрелью и спрашивает: “А вы кто?” – “Вообще-то хозяйка”. – “Ну и замечательно. Я тут пришел пару дырочек под батарейку сделать”. В данный момент, пока мы с вами разговариваем, у меня ставят генератор (в Подмосковье, к сожалению, часто отключают электричество), чинят батареи, на третьем этаже собирают мебель, а Аркадий переезжает в свой дом. Хорошо, что вы вчера не приехали. Здесь от отбойных молотков стены тряслись.

Дарья Донцова: «Прихожу к дочке в гости и завидую»

Обычно дети вырастают и покидают родительский дом, чтобы жить своей, самостоятельнойи уже взрослой жизнью. А вот у Дарьи Донцовой все вышло ровно наоборот — девять лет назад писательница с мужем покинули московскую квартиру, променяв ее на загородный дом. В Москве «на хозяйстве» тогда осталась пятнадцатилетняя дочка Маша.

«Что вы хотите, так дети и становятся самостоятельными, — рассуждает Дарья. — Мы начали строить дом, процесс требовал присмотра, пришлось нам с мужем снять жилье за городом — неподалеку от нашей стройки.

А Маня училась в школе — вставать рано, до Москвы по всем пробкам доехать нереально. Вот так я и превратилась из матери в ехидну — оставила ребенка в 15 лет одного в квартире». Маша, кстати, ничуть не испугалась, даже на фастфуд не перешла, как сделало бы на ее месте большинство сверстников. Девочка научилась готовить, успешно окончила школу, потом университет и устроилась на хорошую работу. На самом деле конечно же родители ребенка не забросили — Дарья с мужем то и дело мотались в город, чтобы проведать дочь. В свою очередь, Маша научилась водить машину и, едва ей исполнилось восемнадцать, стала ездить в Подмосковье, где в новом доме ей выделили целый этаж.

Читайте также:  Как правильно сочетать цвет дверей и пола в интерьере

На семейном совете не единожды подумывали, а не продать ли московскую квартиру, но Маша родовое гнездо отстояла. «Дочка права, — размышляет Дарья. — Вот будут когда-нибудь у нее дети, и она им скажет: в этой квартире жил ваш прадедушка-литератор, бабушка детективы сочиняла. Квартира хоть и небольшая, но находится в очень престижном доме. Он же принадлежал Союзу писателей, на каждом этаже жил какой-нибудь классик. Хорошее наследство для Машиных детей…» Закончить Донцова не успела. Появилась Маша и строго сказала: «Детям не отпишу. Кошкам бездомным все оставлю. Потому что они на голубей охотятся». Голуби — больная тема. Соседям сверху нравится подкармливать этих неприхотливых птичек, те с аппетитом кушают, а отходы этого увлекательного процесса превращают балкон Донцовых в главную площадь Венеции в миниатюре…

Вот, кстати, минус проживания в одном доме с людьми, привыкшими, чтобы их все уважали — ремонт в квартире Донцовы делали беспрецедентно долго, потому что жильцы то и дело норовили вызвать милицию и прервать процесс, даже когда по закону было можно стучать и сверлить. Зато есть у соседства с именитыми гражданами и немало плюсов. Например, собрались было года три назад строить во дворе престижного писательского дома 16-этажную жилую башню, а классики с родственниками как вышли на митинг — и двор остался нетронутым…

Словом, так и взрослела дочь писательницы, применяя знания, полученные на психфаке МГУ, на практике многоквартирного общежития, а заодно осваивая непростую науку ремонта. Сперва Маша избавилась от всех ненужных вещей, причем простым современным способом — разместила в Интернете объявление.

«Люди не просто шли, бежали к нам за вещами, — удивляется Дарья. — Один из главных аргументов — квартиру купили, а на мебель денег уже нет. Вот и ищут приличную подержанную». «Со свистом» улетели не только кухня — ее часа за два разобрало и умыкнуло дружное семейство, но даже двери, наличники к ним, карнизы и вешалка в коридоре. Телефон у Маши звонил не умолкая. Особенно запомнился один звонок от дамы, претендующей на «стенку» из гостиной. «Простите, мы ее уже отдали», — сказала Маша. После душераздирающей паузы из телефонной трубки тихо попросили: «Расскажите, какая она была?»

Расставшись с вещами, приступили к ремонту. Намучившись со строительством загородного дома, в котором все пришлось переделывать и перестраивать не один раз, Дарья стала настоящим экспертом как в стройматериалах, так и в общении с прорабами.

«О, я уже опытная особа, — улыбается Донцова. — В ремонтных боях задушила в себе всю интеллигентность, так что любой прораб устраняется легко, напутствуемый речью на великом и могучем русском языке. Даже бывалые экземпляры дрожали от ужаса, едва слышали по телефону мой голос». Правда, только этим и могла писательница помочь дочке. Поиск и закупку стройматериалов Маше пришлось полностью взять на себя. И не потому, что у них с мамой разный вкус — Дарье нравится абсолютно все, что выбирала Маша. Но стоило знаменитой писательнице появиться на пороге магазина, стройматериалы магическим образом дорожали в три раза. Водитель Донцовых, всегда сопровождающий миниатюрную Дарью в походах по магазинам, каждый раз, услышав об очередном взлете цены, выкрикивал фразу, которая в семье Донцовых давно уже стала крылатой: «Не смейте это покупать!

Вы умрете в нищете!» Эта драматическая сцена с завидным постоянством повторялась как в фирменных салонах, так и на строительных рынках, поэтому однажды, получив смету на паркетную доску, в которой количество нулей в цене не поместилось на страницу, Донцова была вынуждена «уйти в подполье» и любоваться дочкиными приобретениями «по факту». «Поразительно, как Маша чувствует пространство, — восхищается Донцова. — Компактная квартирка превратилась в нечто особенное. А ведь потребовалось всего-то пару стен сломать и кое-что перенести!» Теперь здесь появилась большая прихожая — Дарья о такой всю жизнь мечтала. Из части коридора, который раньше вел к кухне и туалету, соорудили удобную гардеробную.

Из двух небольших комнат получилась весьма приличных размеров гостиная-столовая. В маленькой комнатке, где Донцова поначалу писала свои детективы, теперь кабинет, а в детской, где когда-то за письменным столом маленькая Даша, которую тогда звали Груня Васильева, учила уроки, теперь спальня ее дочки.

Будучи еще школьницей, Маша с увлечением подбирала маме гардероб, а уж занявшись ремонтом, развернула свои дизайнерские таланты во всю ширь. Ни один архитектор или дизайнер не переступал порога квартиры — абсолютно все идеи по обустройству пространства, по подбору цвета и интерьера принадлежат Маше. Ни мама, ни папа в процесс не вмешивались. Папа, Александр Иванович Донцов, в семье, как говорит Дарья, принимает стратегические решения.

«Например, надо ли прокладывать дорогу из Москвы в Петербург. А со всякими пустяковыми проблемами — куда отдыхать поехать или на что деньги потратить — обычно разбираемся мы с дочкой, незачем папе голову морочить бытовыми мелочами», — уверена писательница. Кстати, все, что Маша сделала в квартире, Александру Ивановичу очень нравится. По мере сил он старается поучаствовать в обустройстве — дарит дочери милые безделушки. «Это он и правда любит. Я, например, деревянного слоника Маше купила, а папа так восхитился, что тут же сам ей его и подарил», — ворчит Дарья. Еще папа неустанно дарит дочери картины с изображением кошек. В семье давно поделены объекты любви — Донцова обожает мопсов, а сердце Александра Ивановича навсегда отдано кошкам. Маша дипломатично вешает по стенам изображения и собачек, и кошечек, и абстракции.

Любой вещи можно подыскать подходящий уголок, уверена юная хозяйка.

Писательница считает дочь волшебницей по части поиска подходящих вещей: «Когда я в магазине вижу выбранный дочерью светильник — огромный, как тыква, невообразимого цвета, думаю — страшный какой! Лучше бы абажурчик с бахромой купила. А Маша его вешает, и я вдруг понимаю, насколько красиво! Прихожу к дочке и каждый раз прямо завидовать начинаю — до того мне все у нее нравится!» Светильники в квартире самые разные — на кухне люстра состоит из множества светящихся стаканчиков, в гостиной с потолка свешиваются два гигантских парных светильника, один золотистый, другой серебристый, те самые, которые поначалу Дарье не приглянулись. На полу у одной из стен стоит корзинка, с виду полная скомканной бумаги — так это тоже такой светильник, пару раз неподготовленные люди с перепугу пытались вытащить «бумагу», чтобы предотвратить пожар.

Маша любит необычные вещицы, повсюду их высматривает и с удовольствием находит им местечко.

Так в квартире появился виниловый кот, повисший вниз головой на кондиционере, голубой блестящий зайчик на столике в гостиной, разноцветные стулья и кресла в столовой, в ванной по кафелю поплыли симпатичные воздушные шары, вилки электроприборов нужно втыкать в пятачки смешных поросят, прикрепленных вместе с розетками. А стены туалета украсила плитка с изображением… книжных полок. Этот прикол был исполнен специально для мамы-писательницы, поскольку Дарья не раз приговаривала, что «популярный писатель — тот, чья книжка лежит в туалете у вас дома».

«О, я уже опытная особа, — улыбается Донцова. — В ремонтных боях задушила в себе всю интеллигентность, так что любой прораб устраняется легко, напутствуемый речью на великом и могучем русском языке. Даже бывалые экземпляры дрожали от ужаса, едва слышали по телефону мой голос». Правда, только этим и могла писательница помочь дочке. Поиск и закупку стройматериалов Маше пришлось полностью взять на себя. И не потому, что у них с мамой разный вкус — Дарье нравится абсолютно все, что выбирала Маша. Но стоило знаменитой писательнице появиться на пороге магазина, стройматериалы магическим образом дорожали в три раза. Водитель Донцовых, всегда сопровождающий миниатюрную Дарью в походах по магазинам, каждый раз, услышав об очередном взлете цены, выкрикивал фразу, которая в семье Донцовых давно уже стала крылатой: «Не смейте это покупать!

Дарья Донцова живет в “Хилтоне”.

Узнав, что «примадонна иронического детектива» Дарья Донцова строит дом в Подмосковье, я удивилась. Гораздо проще купить готовый дом. Стройка — это же грязь, пыль, бесконечные дрязги с рабочими и прорабом, которые так и норовят надуть, схалтурить. За ходом работ надо постоянно следить, привозить строительные материалы, обшаривая рынки и магазины. Подобная тягомотина хоть кого выведет из себя.

И пусть Даша, несмотря на ее внешнюю хрупкость и слабость, и «стойкий оловянный солдатик», способный выдержать любые ветры и напасти, все же, когда ей этим заниматься? Ей ведь надо писать по 15 страниц прозы в день. Иначе не выполнить условий контракта с издательством. И телевидение снимает сериал по ее ранним романам. А на радио она ведет передачу «Литературная гостиная».

С этого и начался наш разговор со знаменитой детективщицей

— Даша, у вас же дача в Переделкино. Зачем вам загородный дом?

— А ее нет. Дача была казенной. Ее предоставили еще моему папе, писателю Аркадию Николаевичу Васильеву, автору многих книг, в том числе и «В час дня, Ваше Превосходительство. », недавно переизданной «Воениздатом». А в последние два года мы ее снимали.

— Значит, появилось желание построить собственную дачу?

— Не совсем. Строительство идет уже второй год. И это будет не дача, а дом в пригороде, неподалеку от МКАДа, где я бы хотела жить постоянно, вне зависимости от сезона.

— Чем же вас не устраивает нынешняя четырехкомнатная квартира у метро «Аэропорт»?

— Это не квартира, а проходной двор. Я ее так и зову — «Отель Хилтон». У нас постоянно кто-то живет: друзья и коллеги моего мужа, Александра Ивановича Донцова, декана факультета психологии МГУ, какие-то полузнакомые люди. Приезжают и селятся. Муж очень добрый и крайне общительный человек. Он никому не может отказать. Вот только недавно уехал Серж, профессор из Парижа. Приехал в легком пальтишке, а у нас морозы стояли за 20 градусов. Уж он жался-жался, ведь у них во Франции больше пяти-шести градусов не бывает.

— А почему именно в коттеджном поселке, а не в деревне? В чем преимущество коттеджной застройки?

— Во-первых, охрана. Во-вторых, соседи — люди твоего круга и одинакового финансового достатка. Никто не полезет в твой дом с криминальными целями. В-третьих, коттеджный поселок подразумевает магазин и спортивный комплекс. И то и другое для меня очень важно.

— Расскажите о вашем новом доме. Каким он будет? Большим? Маленьким? С башенками, пилястрами, ротондами? Или без вычурностей и украшений — типовой?

— Обычный дом из кирпича, облицованный светлыми декоративными панелями. Потолки высокие — три с половиной метра. Я никогда не жила с низкими потолками. По периметру дом обложен атмосферной плиткой. Она так называется потому, что ей не страшны капризы погоды. Достаточно большой, чтобы разместить мою семью: двоих сыновей с женами, шестнадцатилетнюю дочь Машу, двухлетнего внука Никиту, нас с мужем и многочисленную живность. У каждого будут свои апартаменты, которые он или она оформят по собственному вкусу. Я не собираюсь вмешиваться в убранство Машиных помещений или же кабинета Александра Ивановича. Главное, чтобы им было удобно. Это основной принцип: в новом доме никто не должен испытывать дискомфорт.

— Вы выбрали типовой проект или у вас свой архитектор?

— Я просмотрела безумное количество альбомов, обошла немало агентств, прежде чем остановилась на одном. Эта компания наиболее крупная, давно на рынке недвижимости, хорошо себя зарекомендовала. Мы с мужем съездили посмотрели коттеджные поселки, которые фирма строила раньше. Нам понравилось.

— И не пожалели?

— Нисколько. Они все делают за нас. У них прекрасные архитекторы, дизайнеры, менеджеры. И сроки оговоренные соблюдаются. В общем, пока я довольна.

— С какими трудностями столкнулись в ходе строительства, Даша?

— Да практически ни с какими. Все идет своим чередом, как и было задумано. К осени надеемся въехать.

— Иными словами, утверждение поэта: «Что нам стоит дом построить. » — соответствует истине?

— Ну нет, стройка требует колоссального количества времени. Ведь даже для того, чтобы выбрать подходящий участок, а затем проект, подрядчика и пр., надо побегать, поискать, прикинуть плюсы и минусы. Да и потом тоже забот хватает. В апреле начнем отделку дома. Сообща будем отделывать гостиную, две гостевые комнаты. Тут уж, конечно, споров много будет. Но рано или поздно, а придем к консенсусу. Вот вчера обсуждали, какую черепицу класть на крышу: нашу или немецкую. Решили нашу. Она такая же, как немецкая. Ни по виду, ни по качеству не отличается. Зато стоит вдвое дешевле.

— Гостиную думаете оформить в стиле модерн или предпочтете классику?

— Нам ближе классический стиль. В настоящий момент прикидываем, каким образом отделить столовую от кухни. Александр Иванович предлагает сделать это при помощи аквариума. А я сомневаюсь. Боюсь, у меня не будет времени ухаживать за рыбками, и они подохнут. Это такие нежные создания.

— А кто еще, кроме рыбок, станет жить в доме и на участке?

— Из животных? Два моих мопса и черный пудель Ада. Хочу купить еще одну собаку. Пока точно не знаю какую. Кошку очень хочу. Короткошерстную, «московскую помойную». Они умнее породистых. Без нее какое же новоселье? Первой в дом должна войти кошка. Еще хомяков своих привезу, а невестка Наташа — жабу. Она сейчас в их столичной квартире живет.

— При размещении дома на участке споров не возникало? Дом легко вписался в ландшафт?

— Еще какие дебаты шли. Никто не хотел, чтобы окна его спальни выходили на восток.

— Понятно. Всем поспать подольше хочется. Лежебоки. И как же вы справились с этой задачей? Окна чьей спальни выходят на восток?

— Моей, разумеется (смеется).

— Кто у вас в семье главный эксперт по отделке помещений?

— Муж. У него колоссальный опыт. Он такой евроремонт у себя на факультете сделал — даже иностранцы завидуют! Роскошные сортиры, я вам скажу, у будущих психологов. В них жить хочется! Так что я к мнению Александра Ивановича отношусь с особым пиететом.

— И относительно огородничества тоже? Или ваш муж предпочитает сад? Что у вас будет расти на участке? Яблони, смородина, сирень или картошка?

Читайте также:  Просторная квартира и шикарный особняк в Подмосковье: недвижимость Екатерины Климовой

— Ничего не будет расти. Ну, может, только цветы. Газоны будут с зеленой-презеленой травой. Ни я, ни муж терпеть не можем копаться в земле. Однажды, правда, еще в Переделкине на мужа нашел такой стих: вскопал пару грядок, посадил семена. Окучивал, полол, прореживал. В конце концов выросло что-то непонятное. Мы окрестили его салат-цицмат и мужественно ели со сметаной, подсолнечным маслом, сахаром, майонезом. Однако никакая приправа не могла отбить жуткую, непереносимую горечь неизвестного растения. Дочка даже предложила облить грядки бензином и поджечь. Но зашла Зоя Борисовна Богуславская, супруга Андрея Вознесенского, и руками всплеснула: «Ой, какие же вы молодцы! Ведете здоровый образ жизни — едите лебеду. » Наш загадочный цицмат оказался обыкновенной лебедой.

Елена Березина, “Огонек”

Встройте “Правду.Ру” в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

— Иными словами, утверждение поэта: «Что нам стоит дом построить. » — соответствует истине?

ДАРЬЯ ДОНЦОВА:
«Мир делится на хороших людей и. строителей»

— Сначала мы хотели сделать все по науке, — вспоминает Дарья Аркадьевна. — Приглашали ландшафтных дизайнеров, они приезжали и. называли просто безумные суммы за свою работу. В конце концов, мужу все это надоело, и он сказал: неужели мы такие дураки, что не сможем устроить у себя все эти альпийские горки, расставить мостики и рассадить кустики? Купил пару книг, спокойно их изучил. Понял, что, где и как сажать, нашел хорошего поставщика — и соорудил такой сад, что все соседи нам обзавидовались!

Переехала в особняк из-за жадности

Писательница, автор криминальных романов

МЫ ДОЛГО плутали по подмосковным дорогам, пока среди десятков элитных поселков не нашли тот, в котором обосновалась Дарья Донцова. Семейство писательницы въехало в трехэтажный особняк полгода назад, но до сих пор живет здесь в гордом одиночестве. Остальные жильцы еще достраивают свои хоромы. А по брусчатым улочкам поселка вместо нянечек с колясками и домработниц с собачками бегают прорабы с чертежами и рабочие с тачками.

  • Сообщение
  • Статьи
  • Подписаться

— МЫ ПЕРЕБРАЛИСЬ сюда 1 июля исключительно из-за жадности. Не хотелось за полгода вперед платить за съемный дом, в котором жили раньше. Только сэкономить все равно не очень получилось. Прораб, который занимался строительством нашего дома, оказался вором. Еще перед прошлым Новым годом я отдала ему последнюю сумму, и он исчез. Мы приехали на стройку, рабочие как-то странно мялись, пока самый смелый не подошел и не сказал: «Мы хотим на Новый год домой поехать. Не могли бы вы нам хоть немножечко заплатить?» «Как немножечко?! — удивляюсь я. — Вам что, ни разу не платили?» — «Нет. Прораб говорил, что у вас сейчас нет денег». У меня просто волосы на голове дыбом встали. Я этому прорабу по первому свистку деньги отдавала. В общем, пришлось платить второй раз. А когда переехали, выяснилась еще одна интересная деталь. Все, за что я платила дорого, на самом деле покупалось по дешевке и было плохого качества.

Дарья Донцова фотография

Сначала сломался котел отопления. Я пригласила знакомых из МВД, которые занимаются профессиональными экспертизами, и они мне четко сказали: котел был старым. На него надели новый кожух и подсунули мне. Еще в доме нечто странное происходило с электрикой. Если включали свет в большой комнате, моментально вырубалось освещение в гостевых комнатах и в кабинете мужа. А когда включали свет в кабинете, не работала СВЧ-печь и телевизор в комнате дочки. Электрику пришлось переделывать, а значит, по новой штробить стены, а потом опять замазывать. Еще регулярно пропадала вода и тормозились элекрические ворота. Зато совершенно идеально работала система сигнализации. Стоило кому-то кашлянуть, включались все датчики и приезжал ОМОН. Это была песня!

Когда у меня дома в очередной раз все «посыпалось», приехала в фитнес-клуб, забилась под лестницу и разрыдалась. Подходят ко мне трое очень богатых серьезных бизнесменов (у нас в клубе сложилась почти семейная обстановка): «Ну что ты рыдаешь? Муж изменил?» Я, размазывая сопли, выкладываю свои проблемы. А они в ответ рассказали, как строили свои дома. И тут я поразилась: если уж таких железных людей обманули строители, то мне остается только похихикать.

Помню, приехала на ближайший строительный рынок прямо со своей стройки в китайской курточке, капюшончике и в жутко растоптанных сапогах. Надо было купить бочку для мазута. Продавец, приняв меня за кого-то из обслуги, спрашивает: «Слушай, ты! Тебе чек для себя или для хозяина?» Для «хозяина» он готов был любую цифру нарисовать. Так и обманывают.

Хотя зря я, конечно, говорю только о плохом опыте. Мне сделали замечательный камин, сшили красивые занавески. И за всю мебель для дома производства Белоруссии заплатила столько, сколько итальянская фирма просила всего за один маленький кабинетик.

Вот так полгода живем и все что-то переделываем. Я тут приезжаю однажды домой довольно поздно, а из моей спальни выходит дяденька с дрелью и спрашивает: «А вы кто?» — «Вообще-то хозяйка». — «Ну и замечательно. Я тут пришел пару дырочек под батарейку сделать». В данный момент, пока мы с вами разговариваем, у меня ставят генератор (в Подмосковье, к сожалению, часто отключают электричество), чинят батареи, на третьем этаже собирают мебель, а Аркадий переезжает в свой дом. Хорошо, что вы вчера не приехали. Здесь от отбойных молотков стены тряслись.

— Ваш сын Аркадий поселился в соседнем доме?

— Его дом получился из… гаража. Мы построили хороший гараж на две-три машины. Но, поскольку гостевых комнат на всех не хватало, решили над гаражом оборудовать квартирку в три комнаты, и Аркадий согласился туда переехать. Когда все было готово, муж вошел, затопал ногами и закричал: «Что ты придумала! (Как будто я имела какое-то отношение к этому проекту.) У ребенка внизу будут стоять машины и отравлять его! Убрать ворота! Вставить окна!» В результате у Аркадия получился отдельный дом. И как раз сегодня торжественный момент его переезда. Только я смотрю, что-то он слишком много мебели отсюда к себе перетаскивает. Ар-ка-дий!

— Когда подруга-хирург увидела у меня опухоль (мы с ней переодевались в бассейне), у нее так изменилось лицо, что я поняла — дела там совсем плохи. Поэтому морально была ко всему готова. Только спросила у доктора: «Сколько?» Когда он сказал, что никто не имеет права давать таких прогнозов, прижала его к стенке: «У меня дети, бабушки, муж, собаки. Я должна привести в порядок свои дела». И он назвал срок… Я вышла из больницы и стала рыдать. А пока доехала до Москвы, решила: «Ну фиг вам! Чтобы я, такая хорошая, и умерла? Как это? Вот так была-была и вдруг меня нет?» Стала планировать собственные похороны. Что надеть, какое платье купить — надо же прилично выглядеть. Обалдеть! Самой стало смешно от этих планов. А потом просто уперлась рогом. Не слушала соседок по палате, которые все время рассказывали какие-то немыслимые страшилки, надела наушники, сидела и писала (свои первые детективы Дарья Донцова написала именно в больнице. — Авт.).

Дарья Донцова – биография, информация, личная жизнь


Мать – Тамара Степановна Новацкая (1917-2008), режиссёр Москонцерта.

Это мой город: писатель Дарья Донцова

  • Facebook
  • VK
  • Twitter

О вежливых советских шоферах, уменьшающихся десертах в «Кофемании» и о сложностях жизни с лицом из телевизора.

В родильном доме имени Грауэрмана, которого нынче не существует, он закрыт. Из родильного дома меня принесли в барак на Беговой улице, которого тоже не помню, потому что мы уехали оттуда, когда мне исполнилось года два. Потом жили в коммунальной квартире на улице Кирова, нынешней Мясницкой. Жили мы в доме, где на первом этаже был магазин «Рыба». Бабушка моя страшно переживала, когда в пять утра под окна приезжала машина и грузчики начинали разгружать рыбу. Бабушка всегда сразу закрывала окно, потому что грузчики употребляли не те выражения и слова, которые должна слышать маленькая девочка. В 1958 году мы переехали на улицу Черняховского, потому что родители построили кооперативную квартиру. Жили там достаточно долго.

Дарья Донцова сегодня

Дарья Аркадьевна тяжело заболела в 1998-ом году. Она попала в реанимацию с диагнозом «Рак груди 4-ой стадии», ей пришлось перенести три тяжелейших операции. Надежда на выздоровление была очень слабой, однако она нашла в себе силы и начала писать. Именно в палате реанимации всего за пять дней Дарья Аркадьевна написала свой первый детективный роман. Это было для неё отвлечением и одновременно поддержкой и стимулом в борьбе с недугом.

Писательская кухня

А вот диетами Донцова не увлекается. И кухня в ее доме отменная – просторная, современная.

– Я же бывшая советская женщина, у меня трое детей и муж, – видя наш восторг, говорит хозяйка. – Ясное дело, что кухня для меня – важное место, ведь я полжизни у плиты простояла! Все женщины моего поколения очень хорошо готовят – нам пришлось научиться кулинарному искусству, чтобы прокормить свою семью. В начале моей взрослой жизни было очень плохо с продуктами, ресторанов доступных практически не имелось, полуфабрикаты, которые можно разогреть в СВЧ-печках, не продавались, да и про сами СВЧ-печки мы тогда не знали… На всякий случай скажу, что электричество и телевидение в мою юность уже были!

– У вас есть замечательная «Кулинарная книга лентяйки»… Можете какой-нибудь оригинальный, но простой рецепт нашим читателям подсказать?

– Расскажу, как быстро и вкусно приготовить курицу. Берете пачку обычной соли и высыпаете ее в сковородку… Потом берете курицу-бройлер для жарки, моете, насухо вытираете, кладете спинкой прямо на соль, и – в духовку! Если курица весит где-то кило двести, она стоит в духовке час двадцать, если полтора килограмма – полтора часа. Блюдо готово, когда из брюшка птицы начинает вытекать прозрачный сок. Берете курицу за лапки, счищаете соль со спинки – и подаете к столу. Это сможет сделать даже младенец!

– Женщина, конечно. Но при этом нужно вести себя так, чтобы у мужчины было ощущение, что главный он. Мужчинам свойственно делать глупости. Они же как дети, у них есть свои «хочу», порой без раздумий. И женщине нужно уметь в какой-то момент мужчину своего останавливать – когда мягко, а когда и по лбу дать. Все мужчины, которые прожили в браке приличный срок – 25-30 лет, всегда говорят, что жены крепко их в руках держат. Женщина должна быть… умной! Бесполезно говорить мужу: «Я хочу шубу!» Нужно сказать: «Ой, сегодня на работе Наташа показывала такую красивую шубу… Я ее померила – такая прелесть!» И молча вынимайте свое старое пальто. Встряхните его и скажите: «Милый, пройдись по мне щеточкой, а то катышки на пальтишке собрались за столько лет… И давай уже купим катышкосжирательную машинку…» И мужу станет обидно, что у кого-то есть шуба, а у его жены – нет. И он сам, как хозяин, приметь решение купить вам манто! Так что верна старая русская пословица: «Женщина – шея, мужчина – голова».

Детство

Когда появилась на свет маленькая Донцова, её родители не были расписаны, так как отец ещё официально состоял в браке с предыдущей женой. Жили они все вместе с бабушкой Афанасией в бараке на улице Скаковой.

Когда Даше было два года, барак расселили, бабушка получила комнату в коммунальной квартире по улице Кирова. Но комнатушка была настолько маленькой, что жить там вчетвером не представлялось возможным. Поэтому бабушка с внучкой переехали в коммуналку, а родители жили в маленькой квартире, которую делили с советским писателем Виктором Шкловским. И лишь в 1957 году отец получил квартиру в новостройке неподалёку от станции метро «Аэропорт», куда наконец-то могла въехать вся семья.

С четырёх лет бабушка приучила внучку обливаться по утрам холодной водой. С тех пор уже на протяжении шестидесяти лет Даша не изменяет этой привычке, для неё это такая же необходимая процедура, как почистить зубы. Летом она даже добавляет в ведро с водой кусочки льда, а зимой может запросто выйти на улицу босиком и облиться стоя на снегу. Благодаря этому Донцова ни маленьким ребёнком, ни будучи взрослой женщиной, практически не знала, что такое насморк и простуда.

В 1959 году, когда Даша пошла в школу, её родители официально оформили свои отношения. Наряду со средней образовательной школой, Донцову хотели записать на занятия музыкой. Но преподаватели обнаружили у девочки полное отсутствие музыкального слуха. Мама с бабушкой были безумными меломанками и стали водить маленькую Дашу на театральные премьеры оперы и балета, на концерты в консерваторию, но девочка чувствовала себя там тоскливо.


С четырёх лет бабушка приучила внучку обливаться по утрам холодной водой. С тех пор уже на протяжении шестидесяти лет Даша не изменяет этой привычке, для неё это такая же необходимая процедура, как почистить зубы. Летом она даже добавляет в ведро с водой кусочки льда, а зимой может запросто выйти на улицу босиком и облиться стоя на снегу. Благодаря этому Донцова ни маленьким ребёнком, ни будучи взрослой женщиной, практически не знала, что такое насморк и простуда.

Биография

Дарья Донцова – российская писательница, которая долгие годы признавалась самым читаемым автором взрослой литературы, благодаря чему становилась лауреатом премий «Бестселлер года» и «Писатель года».

Дарья Донцова

Но прежде всего Донцова известна как женщина, сумевшая победить рак. Пережитый опыт помогает ей вдохновлять сотни и тысячи больных людей на борьбу с недугом.


Первый детектив был воспринят читателями «на ура», все хотели продолжения, и оно, конечно же, последовало. Выпуском книг Донцовой занимается издательство «ЭКСМО», в общей сложности Дарья написала более 100 детективов, тираж которых составляет более 230 млн экземпляров. Каждый новый роман писательницы становится непременным бестселлером.

Добавить комментарий