Родовое «гнездо» Никиты Михалкова: интерьер и интересные детали

Любимое место семьи – каминный зал

Из кухни можно попасть в огромный зал со вторым светом. Здесь главное место занимает роскошный белоснежный камин, возле которого разместили концертный рояль. Стены окрашены в светлой гамме и дополнены широкими молдингами. На пол в центре комнаты выложили изысканный узор из мрамора разного оттенка, к нему удивительным образом подходит паркетная доска из натурального дерева.

На второй этаж ведёт деревянная лестница с балясинами, изготовленными вручную местными мастерами. С балкона свисают чучела и шкурки животных, их подарили Никите Сергеевичу давние поклонники. Благодаря такому декорированию каминный зал похож на домик охотника.

ФОТО: kp.by Стены каминного зала украшают вышитые вручную иконы

ФОТО: kp.by На крышке белоснежного рояля выставлены семейные фотографии

ФОТО: tvcenter.ru Возле камина поставили роскошную мягкую мебель, обитую натуральной кожей

ФОТО: tvcenter.ru Деревянный потолок украшает паукообразная люстра

Из кухни можно попасть в огромный зал со вторым светом. Здесь главное место занимает роскошный белоснежный камин, возле которого разместили концертный рояль. Стены окрашены в светлой гамме и дополнены широкими молдингами. На пол в центре комнаты выложили изысканный узор из мрамора разного оттенка, к нему удивительным образом подходит паркетная доска из натурального дерева.

“Родовое гнездо” Михалкова

Особняки в посёлке Николина Гора стоят от $262 тысяч. Место считается очень престижным, находится на Рублёво-Успенском шоссе в 20 км от столицы. Здесь прекрасная экология и развитая инфраструктура.

Неудивительно, что эту подмосковную деревню знаменитый режиссёр Никита Михалков предпочёл шумной столице и обосновался именно здесь. Живописные места Николиной горы он даже запечатлел в своём оскароносном фильме “Утомленные солнцем”.

Михалкову хотелось по максимуму сохранить в своём доме атмосферу детства, которую он так хорошо запомнил. Никита Сергеевич часто любит рассказывать, как его дед-помещик усаживал его перед собой и при свете керосиновой лампы читал ему Пушкина, играл Баха и Моцарта.

От старой постройки, где рос Никита Михалков, к сожалению, ничего не осталось. На её месте он построил новое здание, которое стало настоящим родовым поместьем режиссёра. Возведено оно на территории в несколько гектаров. По соседству с домом Никиты Михалкова на Николиной Горе (фото) – родовое поместье его брата Андрея Кончаловского.

Современные элементы в оформлении дизайна особняка Михалков решил сочетать с советскими. По этой причине единого стиля в доме нет. Старина здесь перекликается с современностью. Восточные мотивы – со средиземноморскими. Каждое помещение имеет свой неповторимый стиль.

Первый этаж поместья

Первый этаж строения занимают основные комнаты: кухня, гостиная, каминный зал и зимний сад.

Первый этаж строения занимают основные комнаты: кухня, гостиная, каминный зал и зимний сад.

Личная жизнь

Предками кинодеятеля являлись художники, поэты и писатели. Старший брат Андрей и племянник Егор также выбрали профессию кинорежиссёра.

Впервые женился в 1966 году на Анастасии Вертинской, в этот же год родился сын Степан, но через пять лет пара рассталась.

Через два года после развода женился во второй раз на Татьяне Михалковой. От этого союза в 1974 году родилась дочь Анна, через год сын Артем, а в 1986 году вторая дочь Надежда. У Никиты Сергеевича девять внуков.

Дом на Николиной Горе является любимым местом народного артиста, здесь он живет всю свою жизнь и после работы всегда стремится вернуться из города. Раньше на этом месте стояло старое строение, которое со временем совсем обветшало и хозяину пришлось его полностью перестроить.

Дом Михалкова

До 20-х годов прошлого столетия Николина Гора не считалась элитным местом. Сначала тут был погост, затем красовался монастырь, и лишь потом место обжилось представителями культурной знати и превратилось в элитную русскую деревню. Первыми Николину Гору облюбовали Рихтер, Прокофьев, Вересаев, и лишь в 1949 году родовым поместьем в этом живописном месте обзавелась чета Михалковых.

Поместье в Николиной Горе — излюбленное место режиссера и его семьи — жены Татьяны, 4 детей и 9 внуков. Тут он живет всю свою жизнь и, хоть и проводит большую часть времени в городе, всегда стремится вырваться из мегаполиса в тихое семейное гнездышко.

На месте современного особняка стояло обветшалое строение, потому хозяину пришлось его полностью перестроить. Усадьба расположена на нескольких гектарах. Перед центральными воротами находится сам дом площадью 554 кв. м, а гостевые домики и нежилые строения разбросаны неподалеку.

В облике родового гнезда удачно сочетаются элементы старого и современного. Фасад жилища выполнен из кирпича и камня с использованием мрамора, что позволяет ему гармонично вписаться в природный ландшафт. Основной материал внутренней отделки дома — орех. Режиссер выбрал натуральное дерево не просто так: оно дарит особое тепло и уют, которыми так и веет от семейного гнездышка Михалковых.

Гостиная с белым камином поражает величием, на стенах красуются рукотворные иконы, а на белоснежном рояле гордо выставлены любимые семейные снимки.

На первом этаже величавого строения расположены кухня, гостиная, каминный зал и зимний сад. Кухонная мебель изготовлена из древесины ценных пород и отделена от обеденной зоны черной мраморной столешницей. Длинный стол овальной формы, старинные шкафчики для посуды, деревянные стулья, плетеные корзины — интерьер в духе русской деревни.

Из парадной можно попасть в зимний сад. За оранжереей в холле перед лестницей ухаживает жена Никиты Михалкова. Многочисленные величавые растения отлично вписываются в общий интерьер. Однотонная бархатная обивка стульев и дивана украшена каретной стяжкой, характерной для классических интерьеров.

Второй этаж поместья Михалковых отведен исключительно под спальни и кабинет Никиты Сергеевича. Комнаты небольшие, оформлены в общем стиле, и, что важно, их несколько — каждый член семьи может отдохнуть от городской суеты в уединении. Кабинет режиссера оформлен в сдержанной классической гамме, в качестве декора выступают редкие семейные фото и кадры со съемок.

Ландшафтному дизайну чета Михалковых уделила особое внимание: дорожки из камня изящно огибают старые кустарники, территория засажена деревьями и цветами. Такой принцип оформления участка можно отнести к английскому стилю, в основе которого лежит естественность и красота природы.

За едва видимым забором можно увидеть особняк брата Никиты Сергеевича — режиссера Андрея Кончаловского — и его супруги Юлии Высоцкой. О их семейном гнездышке в древнерусском стиле мы писали ранее.

Хотим отметить, что загородный дом — не единственное владение Никиты Михалкова. Московская квартира режиссера находится в одном из исторических мест: на Патриарших прудах, в Малом Козихинском переулке. Здание было построено в 1904 году, сейчас в нём располагается московский театр «Киноспектакль». Цена квартир в этом доме колеблется от 37 до 300 млн рублей.

Как тебе загородный дом Никиты Михалкова? Режиссер вложил всю душу в переделку родового поместья и, кажется, ему удалось создать настоящее гнездышко для уютного отдыха в кругу семьи. Напомним, ранее мы писали о нелегких отношениях Никиты Михалкова и его старшего брата Андрея Кончаловского.

Я — простой врач и не отношусь к числу поклонников Никиты Михалкова, хотя и признаю его талант как актера и режиссера. Что касается его поместий , то основной их смысл — доказать свое родство с русскими царедворцами. Показать,наверное, как далеки они от русского народа. Поэтому у многих все это вызывает отторжение вместо предполагаемого восторга от благолепия. Как-то все это нарочито не скромно.Слишком много труда автор вложил , а души не вижу. Лучше бы кино снимал на эти деньги с молодыми талантами. Впрочем,хозяин-барин , никто от него ничего особенного уже не ждет. Не судите, да не судимы будете.

Каминный зал

Прямо из кухни можно пройти в зал с камином, где любит проводить вечера большая семья Михалкова. Комбинированный пол из мрамора и лакированной доски смотрится роскошно, как и мебель из элитных сортов древесины. Ощущение царственности усиливается красивыми колоннами, ярким освещением. Внимание привлекает большой белый рояль, а также огромный камин с красивой отделкой. В качестве акцентов тут присутствуют снимки семьи и рукотворные иконы.

У лестницы на 2-й этаж расположился зимний садик — любимое место супруги Никиты Михалкова. Кроме многочисленных растений в изящных горшках и кашпо в оранжерее есть мягкая зона с диванчиками и креслами, столиком и стульями с велюровой обивкой. Помещение оформлено в классическом стиле и содержит роскошную лестницу из резного дерева.

Николиная Гора: где построилисебе дома Кончаловский и Михалков

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВ: написал пророческую книгу о знаменитых соседях по даче

Писатель и сценарист Александр АЛЕКСАНДРОВ стал известен благодаря своему скандальному роману «Барбекю в губернском клубе». Сегодня книгу не встретишь ни в одном магазине. Ходили слухи, что ее изъяли из продажи высокопоставленные герои его литературного труда. Правда это или нет, мы решил узнать у самого «запрещенного» писателя и напросились к нему в гости.

– Николина Гора, где я живу больше 20 лет, – место на Рублевке особое. Есть своеобразный жизненный центр – клан Михалковых. Смотришь иногда на местные объявления и диву даешься: «Продается участок земли в двух километрах от дачи Михалкова!» Масса людей им завидует. Люди большой величины всегда раздражают обывателей. Зайдите как-нибудь в местный храм, когда Михалков молится. Какими ненавидящими глазами люди на него смотрят! Но по отношению к более высокой власти он такой же холоп, как и все. Только других кровей. Он этого, кстати, и не скрывает. Гордится даже. Хотя многие считают его чуть ли не барином. Почему, собственно?

– Он барин и есть. Роскошными усадьбами владеет. Вы сами написали про клад, найденный на их участке. Вот цитата из вашего романа: «Дом Михалкова был поставлен на намоленном месте. Некоторые даже предрекали Михалковым и Кончаловским неисчислимые несчастья за осквернение святого места, а в жизни все обернулось наоборот: счастливей и удачливей всех трех поколений Михалковых – Кончаловских не было.

Впрочем, и на это у никологорских жителей была своя собственная версия. Когда Кончаловские строили дом, то под фундаментом церкви наткнулись на клад, который и использовали для своей карьеры. Петр Кончаловский, дед Никиты и Андрона, благодаря кладу стал академиком, Михалков-старший тоже не без греха, проплатил, где надо, и стал большим человеком, а уж младшие Михалковы только на это золото и пробились. Ну, никак русский человек не может поверить в трудолюбие, талант и ум ближнего».

Читайте также:  Какие цвета нужно смешать, чтобы получить серый цвет

– И чего здесь удивительного? Сколько здесь живу, столько и слышу про этот клад. Зачем народу-то врать? Слухи просто так не рождаются. Но нашли, не нашли, теперь-то какая разница?

Да, Михалковы вроде выказывали недовольство, что в моей книге так все вокруг их семейства лихо закручено. И про клад, найденный когда-то на их участке в том числе. В округе до сих пор не могут поверить, что все, сделанное ими, – результат огромного труда. А обида Никиты Михалкова, скорее, на то, что я проник в их частную жизнь с художественным ее показом. Мы ведь знакомы больше 30 лет. По бабам, правда, вместе не ходили. Но с одной моделькой, подружкой его жены, я роман крутил.

СЕРГЕЙ СОЛОВЬЁВ, ТАТЬЯНА ДРУБИЧ

– А с Андроном дружили?

Андрона тоже хорошо знаю. Одно время плотно общался с его третьей женой Вивиан Годе. Моя первая супруга, Таня Полторацкая, уехала в Париж, выйдя замуж за известного диссидента Володю Максимова. В результате чего 12 лет я был невыездным. А Вивиан с Таней привозили мне из Парижа разные вещи, в которых я любил форсить в московских ресторанах.

– Часть тиража вашей книги так и осталась нераспроданной. Кто-то запретил?

– Так, по крайней мере, говорили мне многие, кто книгу читал. Ну, что в ней скандального? Если я называл ныне покойного Андрея Черкизова цепным псом либерализма и апологетом педерастии, что ж в том скандального? Или сообщал, что у Саши Градского была когда-то любовница – писательская дочка, долговязая Лизон? Об этом и без меня все знали. Что на Штирлица (Вячеслава Тихонова. – Б.К.) с женой «наехал»? Ну, не со зла же. Как говорит одна моя героиня: «Жена у него маленькая, горбатенькая и на костылях. Они на «Оке» ездят. Раз видела, как она ворота дачи закрывает, прыг-прыг, как воробей со связанными ножками. А он в «Оке» сидит и покрикивает». Но то ж литературный образ! Хотя о самом Тихонове могу сказать, что более унылого человека не встречал. Глаз у него пустой, неинтересный. У Янковского такая же беда. Манекенные какие-то актеры. А вроде такие известные…

– Он барин и есть. Роскошными усадьбами владеет. Вы сами написали про клад, найденный на их участке. Вот цитата из вашего романа: «Дом Михалкова был поставлен на намоленном месте. Некоторые даже предрекали Михалковым и Кончаловским неисчислимые несчастья за осквернение святого места, а в жизни все обернулось наоборот: счастливей и удачливей всех трех поколений Михалковых – Кончаловских не было.

Галина МИХАЙЛОВА. Дворянское гнездо. Рыбинские дворяне Михалковы

© Г. Б. Михайлова, 2012

Дворянское гнездо

Рыбинские дворяне Михалковы

Род Михалковых, представители которого в ХХ веке стали известными деятелями отечественной культуры, издавна связан своими корнями с Ярославским краем.

Предлагаемая читателям статья приурочена к двум юбилеям. В декабре 2012 года исполняется девяносто лет со дня рождения писателя и публициста Михаила Владимировича Михалкова (1922—2006). Несмотря на то, что он являлся автором более 150 книг и авторских пластинок, его настоящее имя было известно не очень широкому кругу лиц, так как поэт-песенник (всего издал более 400 песен) и публицист печатался под псевдонимами Михаил Андронов и Михаил Луговых.

А вот его старший брат, Сергей Владимирович Михалков (1913—2009), автор государственных гимнов СССР и Российской Федерации, с 1970 по 1990 год возглавлявший Союз писателей РСФСР, был широко известен как детский поэт и баснописец. В феврале 2013 года исполняется сто лет со дня рождения С. В. Михалкова.

В конце 1990-х — начале 2000-х годов на российском телевидении прошло несколько сюжетов, связанных с семьёй Михалковых. Главу семьи, одного из патриархов советской литературы, Сергея Владимировича Михалкова, снимали, как правило, в его московской квартире на Поварской. Те, кто видел эти сюжеты, наверняка обратили внимание на висящее на стене комнаты генеалогическое древо Михалковых. История семьи, воспоминания о предках — далеких и близких — играли большую роль в жизни С. В. Михалкова, хотя историческая тема в его собственном творчестве и не получила развития.

Сергей Владимирович Михалков по рождению принадлежал к древнему дворянскому роду. До 1917 года его фамилия звучала несколько по-иному, с ударением на втором слоге. Этот перенос ударения сам Сергей Владимирович объяснял просто: так его назвал школьный учитель, и это произношение постепенно закрепилось. Правда, в советские годы в среде бывших русских дворян ходила эпиграмма: «Возьмёшь журнал, и станет жалко, / Что ради премий и венков / То, что не мог писать Михалков, / Не дрогнув, пишет Михалков». Эпиграмма злая и не вполне справедливая. Если действительно изменение фамилии связано со стремлением Сергея Владимировича к социальной мимикрии, то, зная все обстоятельства советского периода истории России, вряд ли можно осуждать его за это. И разве может быть стыдно столбовому русскому дворянину Михалкову за созданные им чудесные

детские стихи, за текст государственного гимна родной страны и за те простые, но исполненные глубочайшего смысла проникновенные слова, которые начертаны на могиле Неизвестного солдата в Москве?!

Официальная родословная Михалковых была составлена ещё в конце XIX века. Автором её, вероятно, был известный ярославский генеалог Ф. А. Бычков (редактор неофициальной части и автор «Ярославских губернских ведомостей», в 1891—1894 годах служивший земским начальником в Рыбинском уезде, автор издания «Опыт библиографического указателя печатным материалам для генеалогии русского дворянства», вышедшего в Санкт-Петербурге в 1885 году). В этой росписи родоначальником Михалковых называется некий Марк Демидов, выехавший из Литвы в Тверь в XV веке на службу к князю Ивану Михайловичу Тверскому. Впрочем, многие русские дворяне считали своими предками иностранцев — это считалось престижным, однако редко соответствовало действительности.

При Рюриковичах Михалковы были всегда на виду: представители их рода то и дело упоминаются в Разрядных книгах конца XV—XVI века как воеводы, головы, наместники, как участники военных походов великих князей и царей. Михалковы XVI—XVII веков были тесно связаны с Москвой и являлись завидными вкладчиками Троице-Сергиевой Лавры. Позднее, в первой половине XVII века, на территории этого монастыря были погребены старец Арсений (в миру Артамон Иванович Михалков) и его сноха Агриппина, жена Богдана Артамоновича Михалкова.

Известный русский историк С. Б. Веселовский писал о происхождении Михалковых так: «Михалковы были из дьяческого рода, но чрез Шестовых-Морозовых находились в свойстве с Романовыми…» Это свойство, а также то, что Михалковы были в числе активных сторонников возведения на престол Михаила Феодоровича Романова, помогло им ещё более выдвинуться при новой династии. Землю за службу Михалковы получали в Рязанском, Романовском, Переславском уездах. Однако их «родовое гнездо» сформировалось на ярославской земле. Произошло это в самом начале XVIII века благодаря, в общем-то, случайности. Один из Михалковых получил в приданое за женой, урождённой княжной Ухтомской, село Петровское в Пошехонском уезде (в 1777 году эта территория отошла к Рыбинскому уезду Ярославской губернии). Князья Ухтомские — один из старинных русских княжеских родов рюриковой крови, однако к XVIII веку они фактически превратились в небогатых дворян. Тем не менее, родство с ними было для Михалковых, конечно, почётным. Судьба не раз сталкивала Михалковых и Ухтомских и в браках, и в различных жизненных ситуациях, и в общественной жизни.

О Петре Дмитриевиче Михалкове известно немного: как и положено было дворянам петровского времени, он находился на военной службе в лейб-гвардии Семёновском полку, затем — в Тобольском пехотном. «Во всех походах был везде бе-зотлучно», — писал он о себе в прошении об отставке. Военные походы петровского времени — это, прежде всего, Северная война со шведами. Дослужился Михалков до гвардейского сержанта, а в 1726 году добрая императрица Екатерина I подписала указ об отставке П. Д. Михалкова с чином поручика: «отпущен в дом его в Пошехонском уезде в село Петровское вовсе, и ни к каким делам его не определять».

Оказавшись свободным от всяких служб, Пётр Дмитриевич приступил к благоустройству Петровского. При нём в первой трети XVIII века в Петровском был возведён каменный одноэтажный барский дом. Позднее в этом доме появились второй и даже третий этажи. Но первый этаж, несмотря на перестройки, сохранял своеобразие своей архитектуры ещё и в начале XX века. В 1920 году усадьбу посетил сотрудник Русского музея М. В. Фармаковский. В отчёте, составленном им по впечатлениям от этой поездки, известный искусствовед и реставратор признаёт первый этаж дома, «со сводчатыми потолками», а также «своеобразными пропорциями внутренних помещений, с большими сводчатыми подвалами, стены которых свыше сажени в толщину», действительно постройкой петровского времени. С сожалением писал исследователь о переделках в помещении, в результате которых погибла настенная живопись, оставшаяся только «в тёмной кладовой первого этажа: здесь прямо на стене написаны две большие картины, одна изображающая Фонтанку у Летнего сада с гротом над рекой, с галерами и лодками, рассекающими воду в разных направлениях. Другая — торг из-за Данцига, очевидно пародирующая переговоры 1734—1735 гг. Над дверью той же комнаты написана сценка — собака, нападающая на быка… Вне всякого сомнения это лишь небольшой остаток своеобразной живописи XVIII века…»

Пётр Дмитриевич Михалков, заложивший основу усадьбы Петровское, скончался в 1743 году. После него владельцем Петровского стал его сын, Александр Петрович, затем внук — Владимир Александрович. Интересно, что и Александр Петрович, и Владимир Александрович были женаты на девицах из семьи дворян Шубиных, довольно близких родственницах известного Алексея Шубина, фаворита императрицы Елизаветы Петровны. К тому же Елизавета Ивановна Шубина, ставшая в 1785 году женой Владимира Александровича Михалкова, была родной сестрой ярославского губернского предводителя дворянства В. И. Шубина. Эти браки, конечно же, послужили к упрочению связей Михалковых со старинным дворянством Ярославской губернии, помогли приобрести им определённый авторитет в местном дворянском обществе.

Читайте также:  Роскошный пентхаус Эмина Агаларова на Красной Пресне в Мосве и дворец в Баку

Надо заметить, что браки Михалковых на протяжении XVIII—XIX веков вообще были удачными, говоря современным языком, престижными. Но были ли они счастливыми — мы не знаем. В каждом браке появлялись дети, и родословная Михалковых успешно продолжалась.

Те сведения, которыми мы располагаем о Сергее Владимировиче Михалкове (1789—1843), следующем владельце Петровского, позволяют сказать, что он был типичным русским просвещённым барином начала XIX века, «золотого века» русской культуры. Достаточно богатый (около 2 тысяч крепостных), образованный (закончил Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге), служивший в лейб-гвардии Семеновском полку и участвовавший в сражении с французами при Фридланде (1807), С. В. Михалков вышел в отставку подпоручиком. Несколько лет он провёл в путешествии по странам Европы (Франция, Италия, Швейцария, Германия), слушал лекции в Гёттингенском университете, одном из крупнейших и старейших университетов Нижней Саксонии (Германия), был членом масонской ложи. Из-за границы С. В. Михалков привозил произведения искусства, которые стали основой будущих художественных коллекций Петровского. Первая библиотека в усадьбе появилась также при Сергее Владимировиче. Можно сказать, что именно он окончательно превратил усадьбу в родовое гнездо Михалковых.

Женился Сергей Владимирович на Марии Сергеевне Голицыной, принадлежавшей к известному княжескому роду. Семья Голицыных в то время, которое мы называем «пушкинской эпохой», была тесно связана с литературными кругами. Один из её братьев, князь Н. С. Голицын (1796-1833), являлся близким другом поэта П. А. Катенина, сам писал стихи (его поэма «Торжество любви» была опубликована в журнале «Сын Отечества»). Сама Мария Сергеевна дружила с известной поэтессой Ю. В. Жадовской, которая происходила из ярославских дворян. Как знать, может быть, именно этот брак привнёс в род Михалковых литературную «жилку», которая ярко проявилась спустя столетие в творчестве праправнуков Сергея Владимировича и особенно его тёзки, советского поэта С. В. Михалкова.

Сергей Владимирович умер рано, прожив всего лишь пятьдесят три года, но всё же сумел двум старшим своим детям, сыновьям Владимиру и Василию, дать прекрасное образование: оба учились в Императорском Дерптском университете. Но Василий Сергеевич скончался рано: умер в Москве в 1847 году в возрасте всего лишь двадцати семи лет.

Его брат, Владимир Сергеевич Михалков (1817—1900), прожил долгую жизнь и на протяжении всего XIX века являлся главой семьи Михалковых. Он сделал блестящую служебную карьеру — в конце жизни имел чин действительного статского советника, был кавалером нескольких орденов, много добрых дел сделал, исполняя должность рыбинского уездного предводителя дворянства в течение пятнадцати лет. Однако в исторической памяти В. С. Михалков остался как увлечённый коллекционер. Собранные им коллекции (по зоологии, геологии, минералогии, палеонтологии), а также уникальная по составу библиотека и собрание русских и иностранных гравюр превратили, в сущности, усадьбу Петровское к концу XIX века в музей.

Музейная репутация Петровского подтверждается участием нескольких предметов из усадьбы в знаменитой Таврической выставке. «Историко-художественная выставка русских портретов» открылась в начале марта 1905 года в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Устроителем её был знаменитый С. П. Дягилев, который сам принимал участие в отборе портретов, для чего побывал во многих провинциальных дворянских усадьбах. Возможно, именно он выбрал в Петровском для Таврической выставки пять портретов: князя А. Н. Голицына, Василия Сергеевича и Василия Владимировича Михалковых, портрет неизвестного мужчины в цилиндре кисти Н. Д. Мыльникова и портрет Марии Сергеевны Михалковой, урождённой княжны Голицыной, работы немецкого художника Ф. Ф. Кюнеля. Последний портрет, исполненный в технике пастели, находится сейчас в коллекции Рыбинского музея-заповедника.

В конце XIX — начале XX века Михалковы преимущественно жили в Москве, в собственных домах. Владимир Сергеевич Михалков, женатый на княжне Елизавете Николаевне Голицыной, получил за ней в приданое усадьбу Назарьево в Звенигородском уезде Московской губернии. Передав права на Петровское одному из своих сыновей, Сергею Владимировичу Михалкову, он жил в последние годы своей жизни в Москве и в Назарьеве и, несмотря на солидный возраст, избирался предводителем дворянства Звенигородского уезда. В На-зарьеве сохранились могилы Владимира Сергеевича и его жены. Но коллекции, собранные Владимиром Сергеевичем в течение всей его жизни, в том числе и драгоценная библиотека, всё же хранились в старинном родовом гнезде — в усадьбе Петровское Рыбинского уезда Ярославской губернии.

Сергей Владимирович Михалков (1858—1905), фактически последний владелец Петровского из рода Михалковых, получил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. Как и отец, он избирался предводителем рыбинского дворянства, а с 1896 года по день смерти — ярославским губернским предводителем дворянства. Из-за ранней смерти он не успел выполнить завещание отца и распорядиться его коллекциями. Детей С. В. Михалков не имел, и обстоятельства сложились так, что завещание деда пришлось исполнять его племяннику, Владимиру Александровичу Михалкову, отцу советского писателя Сергея Михалкова.

После смерти С. В. Михалкова наследники разделили собственность в Петровском следующим образом: сама усадьба перешла во владение вдовы Сергея Владимировича, Агриппины Владимировны Михалковой; движимое имущество Петровского, в том числе коллекции, стало собственностью его старшего брата Александра Владимировича Михалкова (1856—1915). Но в момент составления раздельного акта Александр Владимирович страдал душевной болезнью и находился под опекой. Его опекунами являлись уже взрослый сын Владимир и генерал-лейтенант В. Ф. Джунковский (в 1905 году — московский губернатор, в 1913-м — товарищ министра внутренних дел и командир Отдельного корпуса жандармов). Они-то и решили судьбу родовой коллекции Михалковых: основная, и самая ценная, часть библиотеки и естественно-научных собраний была передана в Академию наук, менее ценная часть — в дар городу Рыбинску. Этот дар несколько позднее положил начало Рыбинской публичной библиотеке и Рыбинскому естественно-историческому музею.

Владимир Александрович Михалков (1886—1932) бывал, конечно, в Петровском, но в основном жил с родителями и со своей семьей в Москве и в Назарьеве. Поэтому первые детские воспоминания его старшего сына Сергея Михалкова связаны именно с Москвой и с подмосковной усадьбой Михалковых. Об этом он писал в своей книге «Я был советским писателем». И, конечно, никаких «усадебных» воспоминаний не осталось у его младших братьев — Александра (1917—2001) и Михаила (1922—2006). Петровское воспринималось ими как нечто связанное с очень дальними предками.

Все три сына Владимира Александровича были связаны с литературой. Старший, Сергей, признанный мастер, лауреат многочисленных премий, удостоенный, пожалуй, всех наград, которые существовали в Советском Союзе. Александр, инженер по профессии, автор нескольких брошюр и учебников, кроме того, увлечённо изучал историю Москвы и опубликовал книгу «Очерки по истории московского купечества». Самый младший брат, Михаил, человек удивительной, похожей на детективный роман, судьбы, является автором книги «В лабиринтах смертельного риска» и многочисленных сборников стихов. Все трое были членами Союза писателей СССР. Несмотря на принадлежность к старинному дворянскому роду, в своём творчестве ни Сергей Михалков, ни его братья не были «певцами русской дворянской усадьбы». Однако прошлое рода, семейные традиции и глубокая связь с историей своей страны определили и многие черты их творчества, и жизненную позицию, и личную судьб каждого из них.

Двое сыновей старшего из братьев, Сергея Владимировича, и его жены Натальи Кончаловской, Андрей (1937 г. р.) и Никита (1945 г. р.), стали известными кинорежиссёрами и сценаристами.

Галина МИХАЙЛОВА, научный сотрудник Рыбинского музея-заповедника

Дворянское гнездо

Каминный зал

Кухонные двери ведут в каминный зал, кроме того, на нижнем этаже размещены парная с роскошной сауны, после которой можно погрузится в прохладной купели.

На рояль выставлены любимые снимки семьи, их многообразие и кол-во напоминает галерею фотографий. На поверхность стены на самом почётном месте размещены рукотворные иконы, которые считаются реальными произведениями искусства.

С ограждений второго этажа свисают чучела зверей, которые были подарены артисту поклонниками

Вдоль периметра пол гостиной из мрамора дополняет доска из благородных пород дерева, лакированая. Она очень хорошо сочетается с общей облицовкой и мебелью. Для добавочной прочности установлены колонны, которые подчёркивают важность владельцев.

В холле перед лестницей на второй этаж оснащена оранжерея, за которой ухаживает супруга Никиты Михалкова. Это живописное место любимо всеми, можно с компанией друзей и близкими расслабиться на мягеньком уголке за приватной беседой. Велюровая однотонная обивка стульев и дивана украшена каретной стяжкой, отличительной для интерьеров в тематике классицизм.

Бесчисленные ростовые растения очень хорошо себя ощущают в керамических кашпо и приносят радость артиста пышной зеленью, которая прекрасно выглядит на фоне лестницы из дерева.

Второй этаж поместья отведён исключительно под комнаты для сна семьи артиста и его кабинет. Комнатки довольно небольшие, зато их несколько, и любой может расслабиться от суеты большого города в уединении. Кабинет оформлен в сдержанной традиционной гамме, как украшение употреблены редкие семейные фото и оригинальные кадры со съёмок постановщика.

Дизайн гостиной

В основной гостиной на первом этаже всего три детали сыграли ключевую роль в восприятии интерьера:

  • дуб из Франции для пола;
  • отечественный дуб для потолка;
  • камин, который сделали профессионалы по индивидуальному эскизу.

Плетёные удачно сочетаются с мягкой обивкой , украшенного каретной стяжкой. Для разнообразия цветовой гаммы оттенок для кресла и пуфа выбран в приглушённой синей гамме. Мягкая зона вместе с рабочим напоминает интерьер старинного европейского дома.

На первом этаже, по традиции, расположена кухня, в которой полноценная хозяйка — супруга Степана. Там же находится столовая, и библиотека. Примечательно расположение камина в столовой. По задумке архитектора его приподняли над уровнем пола, и он сейчас напоминает старинный кухонный очаг.

Читайте также:  Слэб в интерьере: мебель и декор из натуральной древесины

Особенности дизайна кухни

Не выбивается из общего оформления, интерьер кажется таким простым, с некоторой долей фольклора. Все детали, даже невзрачные, выполнены изысканно и сдержанно. Особого внимания заслуживает , которую сделали по индивидуальному заказу во Франции.

Кроме московской квартиры у Михалкова есть загородный дом в посёлке Николина Гора, который принадлежит семейству с 1949 года. Впоследствии на месте старого обветшалого дома был построен особняк, в котором знаменитый режиссёр воссоздал интерьеры своего детства.

Особенности дизайна кухни

Не выбивается из общего оформления, интерьер кажется таким простым, с некоторой долей фольклора. Все детали, даже невзрачные, выполнены изысканно и сдержанно. Особого внимания заслуживает , которую сделали по индивидуальному заказу во Франции.

Кроме московской квартиры у Михалкова есть загородный дом в посёлке Николина Гора, который принадлежит семейству с 1949 года. Впоследствии на месте старого обветшалого дома был построен особняк, в котором знаменитый режиссёр воссоздал интерьеры своего детства.

Родовое «гнездо» Никиты Михалкова: интерьер и интересные детали

© Гореславская Н.Б., 2008

© ООО «Алгоритм-Книга», 2008

Феномен Михалковых. Вместо предисловия

Трудно найти другую столь известную в нашей стране семью, которая сравнилась бы с этим старинным многочисленным родом в количестве одаренных личностей. К ним можно относиться по-разному – не любить их самих и их творчество, не разделять их взглядов, не соглашаться с их высказываниями по разным поводам, но нельзя отрицать их талантливость. Причем здесь, опровергая правило, природа на потомках не отдыхает. У Михалковых-Кончаловских талантливы все.

Талантливы по-разному, в разных областях искусства и культуры, но все ярки, даровиты, своеобразны. Для народа они – кумиры, для власти всегда, при разных правителях и даже при разных социальных устройствах, – любимцы, этой властью обласканные, неизменно находящиеся на вершине российского Парнаса. В непростом мире творческих личностей такое их положение вызывает многочисленные пересуды и сплетни, разумеется, недоброжелательные, но… тем не менее, всерьез никем не оспаривается.

Многие коллеги и критики видят в этом их счастливом качестве просто умение приспосабливаться, угождать власть имущим. Однако вряд ли кто из серьезных критиков усомнится, например, в таланте Сергея Владимировича, давно ставшего классиком детской литературы… Или в актерском и режиссерском даре Никиты Михалкова, тоже давно ставшего мэтром отечественного кино… Не столь единодушно оценивается режиссерский талант старшего брата – Андрея Михалкова-Кончаловского. Но количество призов международных кинофестивалей, которых были удостоены его фильмы, и тут говорит само за себя и представляет достойный ответ его недоброжелателям.

Талантливы, а некоторые из них уже отмечены разнообразными призами и наградами за их вклад в развитие российской культуры и искусства, и представители следующего, молодого поколения Михалковых-Кончаловских. Конечно, пока они не сравнятся по известности со своими отцами и дедами-прадедами, поэтому эта книжка не о них. Но все же следует отметить, что, например, Егор Кончаловский – уже достаточно широко известный кинорежиссер. Правда, пока он снимает не серьезное кино, а в основном боевики, и очень этим, по его словам, доволен, но, наверное, всему свое время. Думается, еще дозреет – фамилия заставит. В смысле – гены. Об остальных детях Андрея Сергеевича, к сожалению, или известно слишком мало, или они еще малы, поэтому и сказать о них пока нечего.

Зато на слуху имена детей Никиты Сергеевича. Так, его старший сын от брака с Анастасией Вертинской Степан Михалков не стал продолжать семейный кинобизнес и выбрал карьеру ресторатора. Впрочем, жизнь покажет, чему же он ее в конце концов посвятит. Ведь он еще и генеральный продюсер студии «Art pictures». Так что внимания со стороны прессы, модной тусовки и обычных граждан к нему не меньше, чем к любой кинозвезде. Что касается Анны Михалковой, то она, как пишут на ее сайте, «все время мечется в поисках себя, не удовлетворяясь ни принадлежностью к клану Михалковых, ни ролью хорошей актрисы, ни ролью популярной телеведущей, ни работой в российском Фонде культуры…». И то, и другое, и третье Анна уже испробовала на практике. И все получилось. Младший сын Никиты Сергеевича Артем тоже стал актером и, как повелось в звездном семействе, пробует себя в режиссуре. Наконец, папина любимица Надя учится в МГИМО на факультете международной журналистики и, как и все Михалковы, снимается в кино. Кинокартин за ее плечами пока немного, но ведь и она еще совсем молода. Сейчас Надя снимается в фильме Никиты Сергеевича «Утомленные солнцем-2».

То есть своим молодым поколением Михалковы и Кончаловские могут быть вполне довольны – их род растет, ширится и процветает. Уродов и паршивых овец не видно.

Возможно, разгадка такого чудесного феномена в древних и глубоких родовых корнях?

История древнего рода

«Сергей Владимирович свою родословную стал собирать уже давно, к своим корням относится очень бережно. И нас к тому же приваживает», – написал Андрон Кончаловский в своей книге «Низкие истины». Беречь им и в самом деле есть что.

Дворянский род Михалковых известен еще с конца XV века, со времен Ивана Грозного. Пошел же он от некоего Михалки, от имени которого и образовалась фамилия его потомков. По одному из представителей династии получило свое название и подмосковное имение Михалково, ныне входящее в черту города.

Как известно, в те древние времена западные русские земли оказались под властью Великого княжества Литовского. В XV веке многие русские жители этого края, чтобы избежать притеснений со стороны литовских феодалов и не желая переходить в католичество, растворяться в чуждой им этнической среде, терять свою принадлежность к русскому народу, переселялись на Русь – в Москву, Тверь и другие города. Выехал в первой половине XV века из Литвы в Тверь, на службу к великому князю Ивану Михайловичу Тверскому, и некто Марк Демидович. От его потомков Киндыревых и «ответвились» Михалковы.

Наиболее ранний известный представитель рода Михалковых – это некий Гридица Михалков (упоминается под 1498 годом). Далее идет Тимофей (Тиша) Федорович Михалков – дьяк, сперва казенный, позже великокняжеский, а затем дворцовый. Упоминался он в завещании князя Дмитрия Углицкого, составленном в 1521 году, как заведующий его казною. Это, несомненно, свидетельствует о высокой степени доверия, оказанной Т.Ф.Михалкову, и о его близости к князю. В 1532 году Т.Ф. Михалков внес 50 рублей в Троице-Сергиев монастырь, тогда еще не бывший лаврой, на свое «вечное поминование». Впоследствии он был похоронен там на монастырском кладбище. Это подтверждает факт пожертвования в монастырь сыновьями Т.Ф. Михалкова Андреем и Полиевктом 100 рублей на поминание отцовской души.

Троице-Сергиева лавра стала одной из усыпальниц рода Михалковых. В списках погребенных в ней значатся и супруга Богдана Артамоновича Михалкова – Агриппина, скончавшаяся в 1631 году, и некий старец Арсений Михалков (возможно, ее муж), по-видимому, постриженный в монахи перед своей кончиной в 1633 году. Андрей Тимофеевич Михалков, сын упоминавшегося Тимофея Федоровича, при Иване Грозном был назначен наместником в Тулу, где и находился в 1580–1582 годах, впоследствии он стал воеводой в пограничном Смоленске. Его сын Андрей также был наместником в Туле (1582), а потом воеводой в Смоленске (1584).

Константин Иванович Михалков был первым постельничим молодого царя Михаила Федоровича и наместником трети московской (1614).

Так, в сборнике «Старина и новизна» (книга XVII, 1914) записано: «Михалковы в свойстве с Шестовыми, родом Великой Старицы Марфы Ивановны, матери Царя Михаила Федоровича. Первым «постельничим» вновь избранного Царя был человек ему не сторонний, а именно Михалков».

Среди предков Михалковых были и ратники, и служилые дворяне. В период Смутного времени известен был Федор Иванович Михалков, который служил воеводой в нескольких русских городах. Он не поддался соблазну поступить на службу ни к Лжедмитрию I, ни к Тушинскому вору. За верность и участие в боевых действиях против поляков Федор Михалков получил от князей Трубецкого и Пожарского вотчину.

Сын Федора Ивановича, Дмитрий Михалков, сорок лет нес ратную службу. Он участвовал в войнах с Польшей и Швецией, происходивших в XVII столетии. В 1659 году в бою под Конотопом получил тяжелую рану, но, несмотря на это, оставался в строю. Через несколько лет он был вновь ранен в бою с турецкими войсками под Чигирином, но и тогда военной службы не оставил.

Традиции семьи Михалковых

Славные традиции семьи Михалковых продолжили и последующие ее поколения – как в допетровские, так и в послепетровские времена. Так, прапрадед писателя, его полный тезка Сергей Владимирович Михалков (1789–1843), в составе знаменитого Семеновского полка дослужился от унтер-офицера до чина подпоручика, сумев отличиться в сражениях против Наполеона под Аустерлицем (1805 г.) и при Фридланде (1807 г.), был награжден несколькими боевыми орденами России.

Возможно, разгадка такого чудесного феномена в древних и глубоких родовых корнях?

Михалковы не торопятся в родовое гнездо

Аврутов убежден, что приватизация — один из способов сохранения памятников.

7. Фальшкамин в углу

Пустой угол можно отвести под портал камина: «пустышки», электрического или био. «Обманка» без нагревательного элемента может использоваться как мини-стеллаж или подставка под технику. Ну а электрический или биокамин будут не только радовать глаз, но и согревать помещение.

Внутреннюю стенку «топки» фальшкамина можно сделать зеркальной — это создаст интересные визуальные эффекты, корректирующие геометрию помещения.

На столик, консоль или комод можно поставить настольную лампу, вазу с цветами, фото в рамке, шкатулку или что-то иное. Это роскошный декор угла, повышающий уровень комфорта: на столик хозяева кладут, например, недочитанную книгу, очки, ключи, мобильные телефоны. Дополнительные полки и ящички, если таковые есть, позволят хранить и другие предметы. Таким образом, удается «убить двух зайцев»: заполнить угол и создать место хранения.

Ссылка на основную публикацию